Гостиница «Россия» - лучшая из лучших

На протяжении многих лет в Ялте не было равных первой по-настоящему европейской гостинице – «России», построенной здесь во второй половине 1870-х годов.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихИзвестно, что Ялта начиналась с небольшой рыбацкой деревушки. Долгое время городок пребывал в не лучшем состоянии, однако в 70-х годах 19 века общественная инициатива в деле создания в Ялте первоклассного курорта набирает силы.

В 1873 году в Ялте организуется «Товарищество (Общество) для содействия и распространения удобств жизни в городе Ялта». Учредителями его были князь С.М. Воронцов, адмирал Н.М. Чихачев, инженер-полковник А.Е. Струве, предприниматель П.И. Губонин, лейб-медики С.П. Боткин и Ф.Я. Карель. Личными капиталами участвовала Императрица Мария Александровна. «Товарищество» предполагало в течение трех лет построить в Ялте гостиницу международного класса, устроить водопровод и газовое освещение для города, организовать экипажное сообщение по Южному берегу Крыма и проложить железную дорогу Ялта - Севастополь.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихПервым шагом в улучшении удобств ялтинской жизни стало стрительство в городе первоклассной европейской гостиницы. Возводилась гостиница по проекту ялтинского архитектора А.К. Винберга, руководил работами инженер-полковник А.Е. Струве, будущий автор знаменитого петербургского Литейного моста, совместно с военным инженером А.Л. Врангелем. Строительство было завершено в конце 1875 года. Перед гостиницей разбили тенистый парк, вблизи моря расположилась также большая площадка, на которой в виноградный сезон играли оркестры.

Открытие гостиницы «Россия» состоялось 19 декабря того же 1875 года. «Общество», построив эту гостиницу, совершило настоящий переворот в только еще зарождавшемся гостиничном бизнесе Ялты. Сразу после окончания работ в «России» А.Е. Струве начал строить Литейный мост, получив за эту работу позднее звание генерал-майора. Правда, некоторые краеведы отдают честь строительства гостиницы исключительно архитектору А.К. Винбергу, оставляя за А.Е. Струве только работы по устройству водопровода. Но об этом – далее.

Громадная, на 148 комнат, гостиница «Россия» - первое фешенебельное заведение европейского уровня в городе. Поговаривали, что одной из действительных целей строительства гостиницы стала заинтересованность лиц из ближайшего императорского окружения в том, чтобы в курортной Ялте было соответствующее пристанище для высшего дворянства во время приездов сюда августейших особ.

Вскоре «Товарищество» прекратило свое существование, и владельцем гостиницы стал один из его учредителей, отставной контр-адмирал Николай Матвеевич Чихачев - директор Русского общества пароходства и торговли. Однако и он не стал заниматься гостиницей, а отдал ее вскоре в долгосрочную аренду.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихГостиница «Россия» была в то время, пожалуй, самым значимым зданием в городе. Неслучайно поэтому сохранилось много отзывов о ней, и сегодня представляющих определенный интерес. Хочется привести некоторые из них.
«Постройка такой первоклассной гостиницы, - вспоминал доктор Дмитриев, - сразу изменила весь налаженный строй жизни в Ялте... Стала появляться столичная публика, она сразу подняла тон, потребовала большего комфорта и удобства. ...Появились умывальники, пружинные кровати и т. п., а вместе с ними щетки и тряпки, т. е. смерть насекомым - конец провинциальной неряшливости».

А вот как описывал новую гостиницу писатель-путешественник, литературный критик, этнограф, выдающийся крымовед Евгений Марков: «…устроена на широкую ногу образцовых комфортабельных гостиниц Европы; она имеет свой газ, свои фонтаны, водопроводы под саму крышу. Она, и по прекрасному положению своему, и по значению для туристов, сделалась естественным центром всей Ялты. Около нее огромный тенистый сад графа Мордвинова, который любезно предоставил его для публики и которым можно дойти, не выходя из-под зеленых шатров грецкого ореха, до самого Дерекоя, татарского селения, соседнего с Ялтою. Около нее общественная купальня; около неё толпятся вереницами отборные извозчики Ялты, какими не всегда может похвастать даже столица, с прекрасными колясками, с хорошенькими paniers de Nice, легкими как настоящая корзиночка. Тут же близко и живописный фруктовый базар, телеграф, присутственные места, лучшие дачи Ялты. Многочисленные балконы и галереи "России" постоянно полны пестрою и нарядною толпою. Во время пребывания царского двора в Ливадии, тут целые ассамблеи генералов. Прежней наивной и бедной Ялты узнать нельзя».

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихА вот еще одно авторитетное свидетельство от Марии Александровны Сосногоровой в ее «Путеводителе по Крыму» за 1883 год.
«Построена в 1875 году образовавшимся было «Товариществом для содействия к распространению удобств жизни в Ялте», которое потом ликвидировало свои дела, и гостиница перешла во владение контр-адмирала Н.М. Чихачева, отдавшего ее в июне 1882 года в арендное содержание на 10 лет гг. Ганеману и Каубишу.

Гостиница может быть смело причислена к разряду первоклассных, потому что она представляет приезжим такие удобства, какие можно найти только в лучших гостиницах в столицах и в больших городах Европы. Она помещается в большом трехэтажном здании, построенном близ берега моря и отделяющимся от старой части города садом графа Мордвинова. От шоссейной же дороги она отделяется обширной площадкой, которая засажена вечнозелеными кустами и клумбами цветов. Жаль только, что на ней не сажается больших деревьев, которые давали бы тень. По своему положению здание гостиницы, тем не менее, всегда пользуется чистым морским воздухом и удалено от городского шума.

Внутреннее устройство гостиницы «Россия» отличается обширностью, роскошной отделкой и всеми удобствами. В ней находится 148 комнат, все меблированы и прекрасно отделаны. Комнаты большие, светлые и многие из них с открытым видом на море и с наружными балконами. Мебель мягкая, комфортабельная, прекрасные постели (что реже всего встречается в наших гостиницах), роскошно убранная общая зала и гостиная, где стоит рояль, а также залы: читальная, биллиардная, столовая с выходом на террасу и с видом на море, свое газовое освещение, свой водопровод и проч.

Цены в ней за комнаты теперь понижены: от 1 рубля зимой и от 2 рублей летом в сутки. Но цены эти меняются, смотря по сезону. Но арендаторы объявляют, что посетители, остающиеся помесячно, могут пользоваться значительною уступкой, но только по предварительному условию и за исключением времени от 15 июля до 15 октября.

Кухня в гостинице удовлетворительна и общий стол недорог: за обед из 4-х блюд в ресторане от 1 до 6 часов плата 1 р. 25 к. за такой же обед, поданный в нумера, плата 1 р. 50 к. Но – обед по карте дорог, равно как дороги и вина, даже местные, южнобережские.

Но что нам кажется вовсе не дорогим, так это устроенный арендаторами гостиницы «полный пансион» - с 15 октября по 1 мая. Условия этого полного пансиона следующие: утром дается порция чаю или, по желанию, кофе (порция чаю состоит из кипятка, чаю, сахару, сливок, масла и булочки). В 12 часов – общий завтрак, за табльдотом, из 2-х блюд. В 5 часов - общий табльдот – обед из 4-х блюд. (Если кто желает обедать в номера, тот же обед стоит на 25 коп. дороже). Вечером, так же как утром, порция чаю.

В общую стоимость пансиона входит: отопление, освещение и прислуга. За это особой платы не полагается. За все вышепоименованное считается 70 рублей в месяц. За комнату же с одной кроватью считается особо 30 рублей в месяц. Более обширное помещение в две и более комнаты – по соглашению. За приставную кровать считается десять рублей в месяц. Плата за пансион вносится за каждый месяц вперед. Дети до 10 лет, обедающие за общим столом, платят половину. Продовольствие прислуги – 18 рублей в месяц.

Таким образом, за 100 рублей в месяц можно иметь с 15 октября по 1 мая в гостинице «Россия» комнату и полное содержание. Если взять во внимание курс наших денег заграницей в настоящее время, то это составит почти по восьми франков в день. За такую плату едва ли можно в какой-либо климатической местности заграницей иметь хорошую комнату с полным содержанием и теми удобствами, какие предоставляет гостиница «Россия». И, тем не менее, в начале декабря прошлого года всего было только 15 человек, которые жили в «России» на условиях полного пансиона. И один из арендаторов говорил нам, что если дело пойдет так неуспешно, то они в зимний период времени не только не станут устраивать полного пансиона, но намерены вовсе закрывать гостиницу на зиму, по невыгодности содержать ее в это время. Если это, действительно, так случится, то нельзя будет, кажется, не пожалеть о том серьезно».

Приведем еще одно свидетельство современника.
Гостиница «Россия» - лучшая из лучших«По местоположению, наружному виду, равно и по другим условиям первое место среди ялтинских гостиниц занимает, несомненно, «Россия». Расположена на отличном месте против моря и садов и содержит в себе все, что может требовать изнеженный турист. В ней около 150 номеров, общая зала с роялем, читальня, биллиардная, столовая, свое газовое освещение, водопровод. Цены в ней не одинаковы. Так, например, в зимнее время можно иметь комнату от 20 до 50 рублей в месяц, с 1 апреля по июля от 30 до 60 руб. в месяц, а с июля до половины октября от 60 до 90 рублей. В буфете все дорого, но зато обед из 4-х блюд в ресторане стоит 1 р. 25 к. За номера, обращенные к морю, плата двойная, а иногда и тройная. Естественно, что это весьма бросается в глаза и дает право многим упрекать ялтинских антрепренеров в обирательстве, но если взвесить то обстоятельство, что на постройку этого здания затрачено около миллиона и она работает только несколько месяцев в году, то поневоле перестаешь негодовать!».

Не отставала и реклама, предлагая «великолепно убранный общий зал, гостиную, читальню, бильярдную, столовую с террасой, газовое освещение, водопровод, роскошную меблировку и все удобства европейских гостиниц».
А вот еще одно свидетельство, что называется, из первых уст – непосредственно из путеводителя начала ХХ века.
«При гостиницѣ большая зала, с августа по октябрь играетъ оркестръ. 124 нумера состоятъ изъ 148 комнатъ, изъ нихъ 45 нумеровъ – южные, электрическое освѣщенiе, подъемная машина, ванны, читальня, общая гостиная, залъ для вечеровъ; цѣны зимой и лѣтом от 1 р. 50 к., на Пасху и осенью от 3 р. Съ 1 ноября по 15 марта – полный пансiонъ, включая комнату, от 135 руб. в мѣсяцъ. Первоклассный ресторанъ, цены значительно дороже другихъ гостиницъ».

И еще один путеводитель: «Россiя, лучшая, помѣщается на Набережной. Номеровъ 116 (съ одной и болѣе комнатами); салоны, читальня, ванны и пр. Номера съ 1 августа по 1 ноября - отъ 3 руб. до 30 руб. въ сутки, въ прочее время - значительно ниже. Обѣдъ изъ 4-хъ блюдъ - 1 р. 25 к. Цѣны по картѣ дороже, чѣмъ въ другихъ ресторанахъ. Передъ гостиницей - большая садовая площадка, въ виноградный сезонъ здѣсь играетъ оркестръ».

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихИтак, можно видеть, что гостиница «Россия» была самым крупным и передовым отелем Ялты. Однако это не мешало владельцам постоянно совершенствовать и улучшать ее. Например, гостиница была подключена к вновь выстроенному «Товариществом содействия распространению удобств жизни в Ялте» водопроводу. Руководил строительством все тот же А.Е. Струве, в будущем - концессионер-монополист в газовом и водопроводном сегментах. Кроме того, строительство гостиницы совпало с открытием регулярного сообщения по Лозово-Севастопольской дороге, связавшей Крым и центр империи, что добавило Ялте курортников, а гостинице – постояльцев.

К сожалению, довольно серьезный удар по Ялте и курортному бизнесу нанесла русско-турецкая война 1877-78 гг. В течение двух сезонов в городе практически не было отдыхающих. Хотя военные действия и не коснулись Ялты, большинство домовладельцев не смогли выдержать двухлетнего провала - многие дачи и дома переменили хозяев, в том числе, и гостиница «Россия» (ее владельцем стал арендовавший ее до этого времени предприниматель Г. Каубиш).

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ 1890-х годах перед отелем появились торговые ряды, в которых продавали модную мануфактуру и галантерею. Проект был составлен Н.П. Красновым в стиле эпохи Возрождения. Здание построено на землях, ранее принадлежавших городскому голове барону А.Л. Врангелю. Рядом с ними, на месте нынешнего кафе "Ялос", находилась экскурсионная контора господина Бебеша.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихДля проживающих в гостинице "Россия" госпожа Кожурина при участии архитектора П.К. Теребенева устроила на берегу морскую купальню.

Справа от гостиницы долгое время был пустырь, на котором позднее разбили сквер. Вплоть до Великой Отечественной войны он прикрывался со стороны Набережной лавками, в которых торговали сувенирами — кизиловыми тростями, туристскими палками, морскими камешками с изображенными на них крымскими пейзажами «на память», открытками-репродукциями с картин известных крымских художников, тюбетейками и пр.
Гостиница "Россия" вошла в историю мировой культуры как памятник, связанный с именами многих выдающихся деятелей науки, литературы и искусства XIX - начала XX веков.

Управляла гостиницей дочь известного русского критика и библиографа В.В. Стасова ялтинская общественная деятельница Софья Владимировна Фортунато. Выросшая в литературной среде, она решила приглашать в ялтинскую гостиницу людей искусства. В разное время в гостинице останавливались и жили многие замечательные люди.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучших28 августа 1876 года, по совету известного терапевта Сергея Петровича Боткина, в Ялту на лечение и отдых в сопровождении жены Зинаиды Николаевны приехал тяжело больной Николай Алексеевич Некрасов. Поэт поселился в гостинице "Россия", в № 68.
Злокачественная опухоль желудка разрушала организм, вызывая невыносимую боль и душевную угнетенность. Первые дни пребывания в Ялте были для поэта тяжелыми, болезненно сказывался на его измученном организме и процесс акклиматизации. Подавленное самочувствие не давало возможности работать творчески. Худой, апатичный, молчаливый, он бесцельно бродил улицами города, от всего отгораживаясь, пытаясь все позабыть. Но очаровательная природа Южнобережья, ласковое и убаюкивающее море способствовали улучшению здоровья, исчезала постепенно острая боль, появился сон, аппетит. Больной Некрасов ощутил прилив физических сил, появилось творческое вдохновение. В письме к младшей сестре А. А. Буткевич он сообщает: "Море и здешняя природа, вообще, пленяют меня и успокаивают".

Улучшению состояния писателя до некоторой степени способствовало его путешествие по Южнобережью: «Экипажем ездил в Гурзуф, посмотрел водопад Учан-Су, побывал в Ореанде». Особенно понравился поэту Гурзуф, который он раньше не видел, хотя в поэме "Русские женщины" описал его еще пять лет тому и сейчас воочию убедился, что не преувеличивал очаровательности и живописности этого городка.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихНо все же более очаровательной и привлекательной была для Николая Алексеевича Ореанда, ее пропасти, скалы, густые и величественные леса на стремительных вершинах, а внизу сине-голубое море. Такой вид на Ялту вызывал сказочные впечатления. В письме к младшей сестре он радостно сообщает: "Выезжаю теперь по утрам ежедневно - найчаще в Ореанду - это наилучшее, что здесь такое видел".

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВскоре в Ялту прибыл профессор С. П. Боткин, который относился к Некрасову с большим уважением. Он поселился в №1 гостиницы. Квалифицированное лечение было настолько удачным, что больной поэт проникается верой в своё выздоровление. "Боткин ко мне очень внимательный, бывает ежедневно. Видно, что желает поставить меня на ноги", - пишет он в письмах к родственникам и знакомым. Сердечным уважением к поэту пронизаны письма к нему М. Е. Салтыкова-Щедрина, с которым он работал в редакции журнала "Отечественные записки". "Письмо ваше, в котором вы сообщаете, что вам лучше, действительно сделало облегчение и мне, и всем, что составляют наш кружок", - пишет Михаил Евграфович. - Условия деятельности так сложились, что она возможна только вместе, а без деятельности и жизнь не имеет никакого сенсу".

Улучшение состояния здоровья стимулировало поэта к творчеству, которое оказалось весьма плодотворным. За каких-то два месяца - сентябрь и октябрь - он написал более 1300 стихотворных строк. Именно в Ялте Н. Некрасов завершил работу над последней частью выдающейся поэмы "Кому на Руси жить хорошо?". Это произведение, собственно, является вершиной творчества поэта, над которым он работал почти двенадцать лет - с 1864 по 1876 гг. Четвертая, социально наиболее острая часть поэмы - "Пир на весь мир", посвящена автором глубокоуважаемому им профессору С. П. Боткину.

В Ялте Н. А. Некрасов написал стихотворение "Угомонись, моя муза задорная...", в котором обращается к матери-отчизне со словами неудовлетворения общественными порядками, когда ему запрещают вещать о том, что волнует народ:
«И не боюсь я суда того строгого,
Чист пред тобою я, мать,
В том лишь виновен, что много
Мною здесь не дали сказать».
Некрасов в Ялте вел также активную переписку. В гостиницу к нему полетели письма из Петербурга. Писал издатель "Отечественных записок" Краевский, писатели М. Е. Салтыков-Щедрин, Г. 3. Елисеев.
Пробыв на лечении около двух месяцев, 22 октября 1876 года поэт выехал из Ялты в Петербург, а через год и два месяца Некрасова не стало. Ялта была счастливым творческим взлетом в последний период его жизни.

В 150-летнюю годовщину со дня рождения Н. А. Некрасова (1971 г.) было решено устроить на пустыре около гостиницы сквер, присвоив ему имя поэта.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ сентябре 1879 года несколько дней провел в гостинице великий русский композитор Модест Петрович Мусоргский.
Мусоргский был, пожалуй, одним из первых известных композиторов, который приехал в Ялту. Мечту об этой поездке он вынашивал несколько лет, с тех самых пор как в доме критика В.В. Стасова встретился и подружился с В.И. Анастасьевым, владельцем небольшого имения в Магараче. Анастасьев настойчиво звал Мусоргского на юг. Он был уверен, "что та природа, которая влияла на талант Пушкина и Мицкевича, скажет что-нибудь и Мусоргскому".
Летом 1879 г. Модест Петрович вместе с известной певицей Д. Леоновой выезжает в концертное турне по югу России. Они прибыли в Севастополь. Дав концерт, отправились на лошадях по Байдарской долине в Ялту. От Байдар и Черного моря Модест Петрович "чуть не спятил с ума". Но первое впечатление о Ялте было неприятным. Вот как описывает эти события О. Черный в своей книге «Мусоргский».

«В Ялту прибыли вечером. Мест для них не нашлось, город был переполнен приезжими. Гриднин метался по гостиницам и вернулся ни с чем.
– Номеров нет, – сказал он недовольно. – Придется в частном доме ночевать. Идемте, господа, я условился тут в одном месте.

Леонова и Мусоргский сидели в порту на скамейке. Вечер был темный, звездный, мимо ходили гуляющие, а они, как бездомные, с чемоданами, ждали уже часа два, не зная, где проведут ночь.
Когда Леонова выразила, было, неудовольствие, Гриднин, обычно покладистый, заворчал:
– Вы отдыхали тут, а я избегал весь городишко. Говорят: «Ялта, Ялта!» А что в ней хорошего? Грязь и убожество!
Он подозвал татарина, и тот взвалил на плечи чемоданы.

В комнатке, которую раздобыл Гриднин, действительно было убого: низкий потолок, маленькое оконце, воздух спертый. Мусоргский вышел на улицу и долго не возвращался. Уже и раньше в подобных случаях его охватывала тоска. В комнате, он знал, Леонова и Гриднин ссорятся, упрекают друг друга в каких-то непонятных денежных прегрешениях. Когда оба в минуту затруднений стирали с лица налет возвышенного, когда в облике большой артистки проступали черты житейской практичности, ему становилось особенно грустно.
Всю ночь Мусоргский не спал. Козлы скрипели, пружины матраца резали бок. Потихоньку вздыхая, Мусоргский никак не мог объяснить себе, почему он здесь, оторванный от друзей, одинокий, и с какой стати он сделался аккомпаниатором.

Следующий день прошел неудачно: афиши оказались плохими: зал, снятый Гридниным, был беден и мал. Гриднин ходил злой, от его услужливости не осталось и следа.

Сколько надежд возлагалось на Ялту, как часто Леонова и Гриднин уверяли Мусоргского, что публика тут изысканная и валом повалит на их концерт! Нет, публики собралось мало, и слушали невнимательно. Мусоргский играл через силу, Леонова тоже, казалось ему, поет без подъема. С трудом провели первое отделение.
Войдя в артистическую, Мусоргский тяжело опустился в кресло. Он сидел свесив руки, сутулый, с спущенной головой и чувствовал себя беспредельно несчастным. Но судьба, видно, над ним сжалилась. В артистическую вбежала какая-то женщина и кинулась к нему:

– Модест Петрович, дорогой, как же это мне ничего не сообщили, ни о чем не предупредили? Да разве можно так концерты устраивать? Да ведь я бы всех оповестила, всех подняла на ноги!
Перед ним стояла дочь Стасова, Софья Владимировна Фортунато. При виде ее Мусоргский чуть не расплакался: что-то близкое и родное пришло сюда вместе с нею; не стало прежнего одиночества и мыслей о заброшенности.
Софья Владимировна начала расспрашивать, какими судьбами он здесь; она познакомилась с Леоновой. Уже и Гриднин вертелся около них и жаловался на то, что город анафемский: нигде этого не было, а тут они на мели оказались.

– Да разве так надо было начинать? – И тут же Софья Владимировна решила: – Завтра все необходимо повторить, я сама за это возьмусь. И вовсе не в этом зале. Я как увидела имя Модеста Петровича на афише – глазам своим не поверила: решила, что недоразумение какое-то. Просто из любопытства пришла посмотреть. Ну вы, Модест Петрович, никогда ничего не умели устраивать, но вы… – И она обернулась к Гриднину.

Стараясь выглядеть светским мужчиной, он развел руками, показывая, что перед ее энергией и обаянием пасует.
Конец концерта прошел так же вяло, но присутствие Софьи Владимировны изменило для исполнителей все. Мусоргский и Леонова только для нее, казалось, и пели, только к ней и обращались; вместе с нею в зал как будто проникли другие ценители музыки, и теперь было для кого выступать.

Уже на следующий день она переселила Мусоргского и Дарью Леонову с мужем из грязной комнатушки в лучшую гостиницу города «Россию» на полный пансион и бесплатно, затем пустила молву о том, что в Ялте проездом выдающиеся петербургские музыканты. При гостинице был зал лучше того, в котором вчера выступали, и концерт был устроен здесь, в роскошном зале "России". Исполнялись произведения Глинки, Даргомыжского, Балакирева, Бородина, Римского-Корсакова. На этот раз концертанты имели большой успех. Вряд ли слышали в Ялте такое блестящее исполнение когда-либо прежде. Концерт очень удался. В Ялте, по настоянию Софьи Владимировны, пробыли несколько дней: артистов приглашали к себе наперебой, они ездили по окрестностям. Софья Владимировна не отпускала от себя Мусоргского ни на шаг, и снова ему казалось, что он окружен превосходными людьми, что все о нем заботятся и все отлично разбираются в современной музыке».

Воспрянув духом, Мусоргский отправляется в гости к Анастасьеву, потом едет в Гурзуф подышать воздухом, которым дышал Пушкин. Он помолодел, острил, смеялся и радовался жизни. Яркие крымские впечатления превратились в два каприччио для фортепиано "Байдары", пьесы "На Южном берегу Крыма" и "Гурзуф у Аю-Дага" и большую музыкальную картину "Буря на Черном море". Путешествие в Крым оказалось последней радостью композитора. Через год, весной 1881 г., Мусоргского не стало.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихЛетом 1881 года в гостинице останавливался композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков. В первый раз он приезжал в Крым летом 1874 года, побывал в Севастополе, Бахчисарае, Алупке, Ореанде и Ялте. На этот раз вместе с женой он вновь путешествовал по Южному берегу. С семьей С.В. Фортунато, композиторами П.И. Бларамбергом, В.С. Серовой и другими ездил на яйлу. В салоне гостиницы среди ялтинских знакомых Римский-Корсаков играл на рояле отрывки из оперы "Снегурочка".

Через несколько лет на глазах отца буквально растаяла дочь Маша Корсакова, которую он похоронил в Ялте и больше уже никогда не возвращался сюда.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ 1894 году Ялту посетил Антон Павлович Чехов. Это был его третий приезд в город. Писатель жил тогда в 39-ом номере гостиницы, где пробыл с 5 марта по 5 апреля. За это время Чехов написал рассказ "Вечером" ("Студент"). Но основная цель приезда - лечение. Писателя в этот год одолевал сильный кашель, являвшийся, по всей вероятности, предвестником тяжелой и тогда почти неизлечимой болезни - туберкулеза легких. Проживание в гостинице, по-видимому, вполне удовлетворило Антона Павловича, так как в последующие годы многим своим знакомым он рекомендовал останавливаться именно здесь, предпочитая «Россию» даже проектам своих коллег-врачей. Так, в письме к доктору Павлу Федоровичу Иорданову 23 июля 1900 года Чехов сообщает: « О «Гастрии» (санатории – прим. ред.) читайте, но не особенно увлекайтесь. Во-первых, это далеко, 2 версты от моря, во-вторых, это скучно и, в-третьих, скверно и дорого. По-видимому, шарлатанская, хотя и докторская затея.

В Ялте самое лучшее останавливаться, это вблизи моря, в гостинице, например, «Ялта» (это новая) или «Россия» (это дорого), а потом подыскать квартирку».

Из сообщений газеты "Ялта" за лето 1896 года известно, что в "России" останавливались крупнейший русский металлург К.П. Поленов, известный юрист, общественный деятель, владелец нотариальной конторы в С.- Петербурге К.Ф. Рерих со своим сыном, студентом Петербургского университета и Академии художеств, будущим выдающимся русским художником, ученым, мыслителем Николаем Константиновичем Рерихом.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ апреле 1900 года в гостинице было особенно многолюдно. Сюда приехали во главе с Константином Сергеевичем Станиславским и Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко артисты Московского Художественного театра М. Ф. Андреева, А. Р. Артем, Н. С. Бутова, А. Л. Вишневский, В. И. Качалов, Л. М. Леонидов, М. П. Лилина, В. В. Лужский, В. Э. Мейерхольд, И. М. Москвин. Поселились они в гостинице вместе с семьями. Поездка театра в Крым была рабочей, гастрольной - специально для больного А. П. Чехова коллективом театра были поставлены его пьесы "Чайка" и "Дядя Ваня".

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ 1903 году здесь жил И.А. Бунин. Останавливаясь в "России", писатель заходил в ресторан под стеклянной крышей и занимал место не в том зале, где гремела музыка, а в соседнем, среди фикусов, рядом с мраморным фонтанчиком. Здесь можно было уединенно побеседовать с приятелем или почитателем. Если же Иван Алексеевич приходил один, то в ожидании заказа он, возможно, поглядывал через окно на море и набрасывал в блокнот рифмованные строки:

Зеленый цвет морской воды
Скользит в стеклянном небосклоне,
Алмаз предутренней звезды
Сквозит в ее прозрачном лоне...
Иван Алексеевич часто бывал в Крыму, хорошо знал и любил его, на протяжении шестидесяти лет постоянно возвращался к крымской тематике: первое стихотворение "В Крыму" датируется 1889 годом, а самый поздний рассказ "Алупка" - 1949 годом.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ гостинице "Россия", на уютной террасе возле раскидистой магнолии, в 1900 году впервые состоялась встреча И.А. Бунина с композитором С. В. Рахманиновым. "...В ту ночь мы были еще молоды, были далеки от сдержанности, как-то внезапно сблизились, чуть не с первых слов, которыми мы обменялись в большом обществе, собравшемся, уже не помню почему, на веселый ужин в лучшей ялтинской гостинице "Россия", - напишет из эмиграции Иван Бунин. С ялтинской "Россией" к нему вернется память о Родине, о молодости, о начале дружбы с Сергеем Рахманиновым...
Писатель и композитор подружились. После революции оба эмигрировали во Францию, и дружба продолжалась до 1943 года - до смерти великого композитора… А старая магнолия возле ялтинской гостиницы сохранилась до сих пор.

В гостинице «Россия» И. А. Бунин также познакомился с М. Горьким, К. С. Станиславским, А. Л. Вишневским, О. Л. Книппер.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихТри года подряд - летом 1897, 1898 и весной 1899 года в «России» жила великая русская актриса Мария Николаевна Ермолова. В третий раз ее навещали М. Горький, М.В. Нестеров, А.Н. Алексин, Л.В. Средин.
После каждого напряженного театрального сезона Ермолова ездила отдыхать в Крым. В середине 1890-х годов в Олеизе на даче врача А. Н. Алексина она познакомилась с доктором Л. В. Срединым и его семьей. Началась новая глава в жизни актрисы. В то время Ялта являла собой своеобразный культурный центр. Здесь любили бывать Чехов, Горький, Нестеров, Рахманинов, В. Васненцов, Мамин-Сибиряк, Левитан, Станиславский и мхатовцы. И никто не мог миновать дом Срединых. Особо притягателен был сам хозяин, Леонид Валентинович. Во всем облике его чувствовалась врожденная интеллигентность. О своей болезни — туберкулезе — он никогда не говорил и старался ее скрывать.

Всего два-три коротких лета провели рядом Ермолова и Средин. А потом — годы переписки. Не будь этих писем, мы никогда бы не узнали о той, другой Ермоловой, которая была сокрыта ото всех. Мария Николаевна только тогда полюбила Ялту, когда познакомилась со Срединым: “Раньше, приезжая в Ялту, мыслями была в Москве. Теперь, приезжая в Москву — мыслями в Ялте”.

В своем дневнике от 10 марта 1900 года, после тяжелой зимы, она записала: «Получила от Леонида Валентиновича хорошее, сердечное письмо. Оно меня порадовало. Последнее время я так нуждаюсь в его дружбе. Погода стоит все еще очень холодная. Мерзну, леденею. А в Крыму уже весна. Солнце, море, белые цветы, голубые птицы... Поехать бы в Ялту, забраться на срединскую террасу, посмотреть в его умные, все понимающие глаза и вновь обрести покой и то светлое настроение, которое не покидает меня в его присутствии...»

В конце 1890-х годов в гостинице «Россия» останавливался художник Михаил Нестеров.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихБолее десяти лет жизни знаменитой оперной артистки Евгении Константиновны Мравиной (Мравинской) также были связаны с Ялтой.
Е.К. Мравина имела прекрасный голос - лирико-колоратурное сопрано, была солисткой Мариинского театра. Среди ее родственников – поэт Игорь Северянин, она была его троюродной сестрой, а также дирижёр Евгений Мравинский, которому Мравина приходилась теткой.

Евгения Константиновна пользовалась огромным успехом на сценах России и европейских стран, и ее выступления были подлинным триумфом русской оперной школы. В расцвете творческого дарования ей пришлось оставить сцену: во время концертной поездки по Сибири зимой 1902 года она заболела оспой. Испугавшись, что болезнь обезобразит лицо, и она не сможет выступать, Евгения Константиновна просила доктора лечить её чем угодно, лишь бы не пострадала внешность. Лицо сохранить удалось, но основательно пошатнулось здоровье, теперь ей требовался иной климат. Врачи рекомендовали Европу - Мравина выбрала Ялту. Город привлекал её и климатом, и красотой, и как культурный центр, где проживали многие представители культуры и искусства, среди которых у нее были друзья.
В Ялту Мравина прибыла 25 сентября 1903 года и сразу же поселилась в гостинице "Россия", где были гарантированы комфорт и интересное общение. Практически сразу она вошла в круг передовой интеллигенции города.

В продолжение почти 10 лет Мравина изредка выступала в благотворительных концертах. Осенью 1904 года Евгения Константиновна дала два концерта в зале мужской гимназии в пользу нуждающихся больных и на постройку здания пансионата «Яузлар». Она также участвовала в празднике «Белой ромашки» в пользу туберкулезных больных. Была также известна как благотворительница.
А.А. Спендиаров посвятил Мравиной романс «К луне», а Игорь Северянин, живший в гостинице «Россия» в 1913 году, посвятил Мравиной свои стихи.

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ гости к Евгении Константиновне приезжала её сводная сестра А. М. Коллонтай – соратница В.И. Ленина, первая в мире женщина-посол. Александра Михайловна, выдающийся советский дипломат, писала в 1935 году: «В Ялте Мравина проявила себя как общественница, всячески помогавшая организации помощи неимущим туберкулезникам. Мравина страстно любила Ялту и, умирая, просила, чтобы ее похоронили именно в ее любимом городе».

12 октября 1914 года она скончалась в гостинице "Россия". Свой последний приют артистка нашла на Массандровском кладбище, раскинувшемся на живописном холме, с которого открывается панорама Ялтинской бухты. Она просила, чтобы ее похоронили в костюме героини оперы Шарля Гуно трогательной и нежной Джульетты, и желание это было исполнено.
На следующий год, в 1915-м, в «Женском сборнике в пользу Ялтинского попечительства о приезжих больных и больных туберкулезом из действующей армии» была опубликована ее «Страничка из артистических воспоминаний».

Айседора  Дункан с Сергеем ЕсенинымАйседора Дункан с Сергеем ЕсенинымОсенью 1923 года в «России» жила знаменитая американская танцовщица Айседора Дункан. Для нее это был трагический переломный момент в отношениях с Сергеем Есениным. Именно здесь она получила от своего «Ангела» жестокую телеграмму: «ЯЛТА гостиница Россия Айседоре Дункан Я люблю другую…».

Гостиница «Россия» - лучшая из лучшихВ 1926 и 1927 годах в гостинице "Россия" останавливался Владимир Маяковский. Следует отметить, что В.В. Маяковский во второй приезд жил в том же 68-м номере, который за пятьдесят лет до этого занимал Н.А.Некрасов. Примечательно, что совпадают и другие детали жизни и творчества великих писателей. В 1926 году В. В. Маяковский написал здесь стихотворение "Товарищу Нетте - пароходу и человеку", в 1927 - он работал над поэмой "Хорошо!", в частности, над завершением двух последних глав, строки которых также относятся к жизни первых лет Советской власти, которую поэт идеализировал. Устроитель его вечеров П.И. Лавут вспоминал, что это стихотворение поэт отшлифовал между десятью часами вечера и тремя ночи 15 июля 1926 года на длинном ялтинском молу, шагая по нему из конца в конец в полнейшем одиночестве.

- До обеда Маяковский работал в гостинице, сидя за столом на балконе или расхаживая из комнаты на балкон и обратно. Он читал газеты и всякие рукописи, которые ему присылали, и писал... Встречался с разными товарищами из редакций. В ресторане-поплавке в ожидании обеда Маяковский рисовал на бумаге, которой вместо скатерти были покрыты столики. Он изрисовывал всю поверхность столика, - вспоминала близкая знакомая поэта Наталья Брюханенко.

В гостинице также останавливались М. Т. Рыльский, П. Г. Тычина, К. Г. Паустовский, М.А. Булгаков и другие писатели. В ней жили знаменитые украинские актеры и писатели М. П. Старицкий, М. Л. Кропивницкий, И. К. Карпенко-Карый, в 1898-м - художник-передвижник Н.А. Ярошенко.
Начиная с 1930-х годов, бывшее здание гостиницы "Россия" многократно переходило из рук в руки: санаторий "Большевик", госпиталь, снова санаторий, позже - пансионат, с 1960 г. - гостиница «Таврида», затем общежитие для сотрудников «Интуриста». Внешний ее облик в основном остался прежним, внутренние помещения были частично перепланированы.

В 1971 году на здании "Тавриды" была установлена мемориальная доска, на которой высечены имена видных деятелей литературы и искусства, в разные годы побывавших здесь. К сожалению, на ней был означен далеко не полный список имен, не все, останавливавшиеся здесь, были допущены к публичной огласке.

По материалам «Путеводителя» С.В. и Е.А. Воронцовых, «Путеводителя» Ены В.Г., Твердохлебовой И.Т., Шантырь С.П., справочника-путеводителя «Памятники Большой Ялты» Гурьяновой Н.М., «Южный берег Крыма» Тарасенко Д.Н. и др.
-----------------------

Дорогие друзья! Если у вас есть какая-либо информация по этой теме, мы с удовольствием разместим ее на сайте! Наш адрес: llisova@yandex.ru
Давайте писать историю прекрасной Ялты вместе!







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа



Наша группа на FACEBOOK