Судьба, опаленная Ялтой

Среди известных людей, чьи судьбы были связаны с Ялтой, можно назвать немецкого композитора Георга фон Альбрехта (1891-1976).


Георгий АльбрехтГеоргий АльбрехтХотя справедливо будет признать, что у нас это имя мало кто знает. Вот, что удалось узнать о его пребывании в Ялте.
Он приезжал сюда для восстановления здоровья летом 1915 года в бытность студентом Московской консерватории. На следующий год вместе с сестрой останавливался на даче Лутковских (на Массандровской улице). В 1917 г. в Ялте пережил влюбленность в «милую Наташу Липскую», выпускницу Смольного института благородных девиц, а после её отъезда написал «Учкошский ноктюрн», навеянный воспоминаниями о ней.

Здесь он прожил трудные годы Гражданской войны. В Ялту, где тогда поселились его родители, сестры и брат, он приехал в 1918 году из Петрограда. Звали его в то время ещё на русский манер – Георгий Давидович Альбрехт.

Начинающий композитор сразу включился в музыкальную жизнь города, участвовал в концертах, работал над сочинением своей оперы «Отче наш», увлекся проектом создания ялтинской консерватории. Подружился с жившим в Ялте композитором Владимиром Ребиковым. Вошел в круг литовской интеллигенции и, записывая литовские народные песни, познакомился со своей будущей женой Вандой Диджюлите, врачом ялтинского Литовского санатория и писательницей.

Ванда ДиджюлитеВанда ДиджюлитеЭто была та самая Вандочка, с которой дружили Мария Павловна и Михаил Павлович Чеховы. В 1927 году вместе с ними в гостях у Ванды в доме №2 на ул. Бульварной был М. Булгаков, отмечали ее день рождения. Тогда она работала зубным врачом, ее кабинет был в гостинице «Крым».

Ванда Диджюлите у могилы дочери Ванды. 1913 г.Ванда Диджюлите у могилы дочери Ванды. 1913 г.В 1941 г. Ванду, к тому времени уже бывшую жену Альбрехта, расстреляли фашисты в Литве, куда она уехала из Ялты в 1933 г. Ее обвинили в шпионаже, как недавно приехавшую из СССР. Да еще кто-то донес, что ее первым мужем был коммунист Винцас Мицкявичус-Капсукас. А приехала она в Ялту в 1912 году из-за болезни 8-летней дочки, которую тоже звали Вандой. Через год девочка умерла.

В Ялте родилась их дочь Людвика, которая, не дожив до двух лет, умерла от туберкулеза. После ее смерти супруги окончательно расстались.

Родители Ванды с ЛюдвикойРодители Ванды с ЛюдвикойИ эта была не единственная трагедия, случившаяся с ним в те годы. В Ялте в 1920 г. Георгий получил известие о смерти отца, арестованного в Туапсе, куда тот уехал от большевиков; здесь скончался его старший брат Павел. В 1919 г. в Петрограде был арестован и расстрелян брат Михаил - инженер-путеец, музыкант, литератор, писавший под псевдонимом М.Д.Мищенко-Атэ.

Самому Георгию дважды удалось избежать смерти, в результате чего его религиозность, а он был православным, приобрела мистический оттенок. В первый раз, он чудом выжил после неудачно сделанной операции по поводу аппендицита.
Случилось это осенью 1920 г. накануне прихода красноармейцев. Тогда, едва очнувшись после недельного беспамятства, он настоял, чтобы жена забрала его из больницы, несмотря на незаживающую рану. А на следующий день стало известно, что все находившиеся в больнице, в основном, раненые белогвардейцы, были расстреляны прямо на больничных койках. По воспоминаниям Георга, когда он «балансировал между жизнью и смертью», в бреду, ему было видение Богородицы, и она сказала, что он будет жить.

Следующее чудесное избавление случилось весной 1921 г., когда его с женой арестовали и, продержав два дня в подвале, рано утром повели вместе с другими арестованными на расстрел.
Из воспоминаний Георга о том страшном дне: «Конвой из двухсот вооруженных солдат повел нас к морскому пирсу — как они объяснили — на расстрел. Эта "прогулка" мне помнится так ясно, как будто бы она совершилась только что. Ласковый весенний ветерок нагнал на небо плотные облака, и южное солнце как бы невзначай выглядывало из облаков. Из садов доносились ароматы роз и сирени меня посетило восторженное и вселяющее бодрость чувство, как будто я, как губка, впитал сразу всю красоту бытия бок о бок со мной с трудом передвигалась моя беременная жена, ради меня все переносившая молча. Я испытывал к ней невыразимую жалость. (И в то же время я не мог не размышлять об увертюре, которую поленился закончить, а теперь от досады рвал на себе волосы). Вдруг нам приказали остановиться у стены возле пирса, но прошло довольно много времени, пока нас всех расставили вдоль стены. К счастью, исполнение казни задерживалось из–за того, что от подступившей дурноты многие женщины не держались на ногах, и нужно было вновь выстраивать их в ряд. Эта отсрочка стала нашим спасением, поскольку внезапно – как в сказке – вдалеке показался посыльный на лошади, махавший белым платком. Приблизившись к толпе, он приказал всем вернуться в тюрьму». В тот же день после допроса Георгия и Ванду отпустили на свободу.

В 1922 году Георгий вместе со своей матерью уехал в Москву, а через год - в Германию, где началась новая, долгая жизнь. Но события, пережитые в Ялте, навсегда оставили в душе глубокий след. С тех пор он почти никогда не смеялся, ему часто снилось, что его приходят арестовывать. Но он стал стойким, и ничто уже не могло его напугать.

На фото: Георгий Альбрехт, Ванда Диджюлите, их дочь Людвика с родителями Ванды.

Лидия Жукова







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа



Наша группа на FACEBOOK