ПОДРЯДЧИКИ НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВОЗНЕСЕНСКОГО ХРАМА

В 1872—1876 гг. в Ливадии по проекту А. Г. Венсана была построена Вознесенская церковь.

Вознесенская церковь в Ливадии. Не сохраниласьВознесенская церковь в Ливадии. Не сохраниласьНа проектирование и строительство храма ушло около пяти лет, а когда все работы были завершены, церковь не только стала популярной среди прихожан, но и являлась украшением Ливадийского царского имения.

В документах, хранящихся в Государственном архиве при Совете министров АРК, наряду с именем создателя проекта имеются сведения и о тех, кто принимал участие в возведении храма. Среди них «французскоподанные» подрядчики Эдмон Бушар и Евгений Дюкро, выполнявшие практически все работы по постройке здания церкви под непосредственным наблюдением А. Венсана.

К сожалению, сведений о подрядчиках сохранилось немного. Но выбор их на столь ответственные должности Управлением имения сделан был неслучайно. Известно, что Бушар и Дюкро уже выполняли работы «с подряда» в царском имении в 1866 году, за что «были удостоены Высочайшей благодарности и ценных подарков».

Наибольший интерес вызывает личность Эдмона Мари Бушара, который, по всей вероятности, стоял во главе строительного процесса и пользовался доверием как архитектора, так и Управления имением. Свидетельствует о том письмо, направленное управляющему Департаментом уделов Д. Стенбоку управляющим имением Лазаревским (июль 1872 г.), который рекомендует отдать подряд «иностранцу Бушару».

Осенью 1872 года с ним и Дюкро заключают договор (контракт) «на постройку церкви и дома для причта».

Согласно контракту Э. Бушар и Е. Дюкро брали на себя расходы и обязанности по найму проверенных и благонадежных, «имеющих законные виды» рабочих и их содержание, перевозку и хранение материалов.

По сути в их функции входили все работы по возведению храма и наружной отделке стен (карнизов, наличников, колонн), а при внутреннем оформлении — подготовка стен для живописи, т. е. штукатурка.

Контроль за строительством велся путем «освидетельствования» специальной комиссией, состоящей из управляющего, архитектора и лиц бухгалтерии, а непосредственно на месте - самими подрядчиками. Как правило, это были либо Евгений Дюкро, либо брат Э. Бушара Франсиско, «ведущий наблюдение с технической стороны», поскольку Эдмон занимался закупкой стройматериалов в Одессе и Севастополе, следил за их качеством, своевременной доставкой и часто бывал в разъездах.

Подрядчики зарекомендовали себя как добросовестные исполнители замыслов архитектора. Не было допущено и существенных отступлений от сметных сумм. Хотя не обошлось и без неприятных происшествий. 24 июня 1873 г. на складе, где хранились стройматериалы, по неизвестной причине произошел пожар. На следующий день, 25 июня, Бушар и Дюкро обращаются к управляющему имением с просьбой «принять участие в их положении» и частично возместить ущерб от пожара. Лазаревский ходатайствует перед высшим начальством - Департаментом уделов. Но департамент просьбу подрядчиков удовлетворить не счел возможным, возмещение убытков им пришлось покрывать из собственных средств. И только ровно через год после случившегося, 25 июня 1874 года, Управлению имением было разрешено компенсировать личные затраты подрядчиков путем премирования - выдачи им «вознаграждения в 10 тыс. 830 руб. сверх денег, условленных контрактом».

Закончив работы по возведению храма, Бушар и Дюкро в письме от 9 ноября 1875 года обращаются к Венсану с просьбой о получении аттестатов из Управления имением о том, что они «исполнили возложенные на них поручения не только как простые подрядчики, но и как техники, действовавшие под наблюдением архитектора и отлично знавшие свое дело, и в ходе этих работ вполне оправдали оказанное им доверие».

Венсан ходатайствует перед управлением о выдаче таковых аттестатов «отдельно каждому, а также брату Эдмона Бушара Франсиско Бушару». 2 января 1876 года свидетельства были выданы всем троим.

Из материалов, хранящихся в Алупкинском дворце-музее, обнаруженных в центральных архивах А. П. Пальчиковой, известно, что Эдмон Бушар, уже после Ливадии, в конце 1870-х - начале 1880-х гг. работал в Массандровском имении Воронцовых.

В конце 1870-х годов «барский», или «экономический» дом Воронцовых сильно пострадал от бури. Граф Семен Иванович Воронцов приказывает выстроить другое, более комфортабельное здание. По всей вероятности, к этому времени Бушар был известен не только как инженер, но и как архитектор, поэтому проект нового дома был заказан именно ему.

Строительство и проектирование шли быстрыми темпами. В 1879 году Бушар появился в Массандре и стал работать над проектом. Именно он выбрал для нового дворца стиль старинного замка времен Людовика XIII. В феврале 1880-го началась кладка фундамента, а к середине сентября 1881 года дворец был возведен под крышу.

Несмотря на слабое сердце и вопреки советам докторов, Бушар постоянно находился на строительстве, давая советы по прокладке водяного отопления, водопровода и вентиляции.

Во время этих работ он простудился, болезнь дала осложнение на сердце. И 30 ноября 1881 года Э. Бушар скончался. 2 декабря 1881 года он был погребен на Ялтинском кладбище. Вдова Бушара с выделенным Воронцовым пособием была отправлена во Францию.

К моменту смерти архитектора строительство дворца было почти завершено. Управляющий южнобережными имениями Воронцова Антон Кебах просит брата Э. Бушара, Франсиско, «занять его место» и довести дело до конца. Но находившийся тогда в Киеве Ф. Бушар отказался по причине имеющейся работы «на несколько лет вперед по очистке в Днепре подводных камней».

Совершенно неизвестно, как сложилась судьба Евгения Дюкро. Найдены сведения, что в 1885 году он трудился на постройке Ореандской Покровской церкви, за что 12 ноября 1885 года был пожалован великим князем Константином Николаевичем «серебряной медалью для ношения на груди на Станиславской ленте и свидетельством на право ношения».

В отличие от Э. Бушара, известно, когда он родился. В архиве хранится фрагмент документа-характеристики Е. Дюкро, датированной 1885 годом, где указано: «Евгений Иосифович Дюкро. 61 год. Уроженец департамента Ардем деревни Саппере. Прибыл в Россию в г. Феодосию в 1858 году по приглашению Главного общества российских железных дорог в качестве опытного специалиста по разработке карьеров и по обжиганию извести. В Феодосии он открыл гидравлическую известь, получившую известность в крае. Впоследствии он имел многие разнообразные работы, в числе которых более других замечательными и поучительными сооружениями были…». На этом документ, к сожалению, прерывается.

Ольга ВЕРЕСОВА,
старший научный сотрудник
Ливадийского дворца-музея


Опубликовано в №6 альманаха "Старая Ялта" за 2013г.







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK