ПЕЧАТНЫЕ СМИ ЯЛТЫ В ГОДЫ ОККУПАЦИИ

О ДЕШКИНЕ Н.А. – АВТОРЕ ДНЕВНИКОВ ОККУПАЦИИ

Николай Андреевич Дешкин родился в 1886 году в г. Осташков Тверской губернии в многодетной семье рабочего-пошивщика обуви. После обучения в Осташковском городском училище в 1901 г. началась его трудовая деятельность – сначала конторщиком-писцом в Управлении работ Ревельского (ныне Таллиннского) порта, куда его устроили родственники, затем слесарным учеником Ревельского металлического завода. Здесь он познакомился с М.И. Калининым, который не раз будет участвовать в судьбе Н.А. Дешкина в дальнейшей жизни. Ну а пока знакомство с будущим «всесоюзным старостой» привели к аресту и помещению в Вышгородскую тюрьму, где Николай Андреевич заработал «болезнь легких», что в 1926 году и привело его с семьей в Ялту.

За время своей доялтинской жизни Н.А. Дешкин работал и служил под руководством М.И. Калинина (в Петроградской городской управе), архитектора П.П. Малиновского (в Москве на строительстве удельного дома, в котором потом разместилось Управление инспектора удельного виноделия), А.К. Ви-ноградова (во время Первой мировой войны), В.Я. Брюсова (в Библиотечном отделе Наркомпроса РСФСР).

Трудовую деятельность в Ялте Николай Андреевич начал в должности стар-шего бухгалтера Отдела коммунального хозяйства. После его ликвидации работал и в Ялтинском местном курортном тресте, и на строительстве детского санатория ЦК КП(б)У, и в Райфинотделе, и в Доме отдыха 1-ой Краснознамённой военной школы пилотов УВВС РККА, и в других местах. Здесь же Постановлением Верховного Суда РСФСР в 1929 году был осужден по надуманному предлогу (за недоимки в госбюджет), но освобожден от наказа-ния по амнистии.

С 1931 г. по 1935 г. Н.А. Дешкин работает в Крымском филиале Военно-театрального бюро Центрального дома Красной Армии, в доме отдыха «Красный летчик».

Великую Отечественную войну Николай Андреевич встретил в должности главного бухгалтера Крымского управления по борьбе с оползнями. Во время оккупации работал кассиром Городского управления. После освобождения Ялты в 1944 г. он работает старшим бухгалтером санатория Военно-Морского Флота, затем возвращается главным бухгалтером в Управление по борьбе с оползнями и заканчивает свой трудовой путь в Тресте «Ялтаспецст-рой». В 1956 г. Н.А. Дешкин вышел на пенсию.

Умер Николай Андреевич в 1967 г., похоронен в Ялте на Старом кладбище (ул. Блюхера).

Предлагаемые выдержки взяты из дневника, который Николай Андреевич вел практически всю оккупацию и который сейчас готовится к изданию в рамках работы воссозданного в Москве Российского общества по изучению Крыма
.
Александр ГАВРЕЛЮК, правнук автора


Как известно, в оккупированном Крыму в 1941-1944 годах основными средствами массовой информации для населения были периодические издания Министерства пропаганды Германии.

Ведущее место среди русскоязычных занимала газета «Голос Крыма», которая выходила в Симферополе с декабря 1941г. по апрель 1944г. Идеология и содержание этой газеты уже неоднократно освещались в научной и краеведческой литературе, поэтому позволю себе не останавливаться на этом источ-нике информации для оккупированных жителей Ялты. Рассмотрим другие, подчас неизвестные, печатные средства массовой информации, которые имели возможность читать жители Ялты в суровые годы оккупации. Следует только отметить, что Н.А. Дешкин на страницах дневника подчас весьма подробно рассматривает материалы газеты «Голос Крыма» и делает из них выводы.

3 декабря 1941 года
Фашисты на ялтинской набережнойФашисты на ялтинской набережнойСтановится уже скучно записывать, повторяя ежедневно непроверенные, м[ожет] б[ыть], провокационные слухи. Но ничего поделать нельзя, так как нет ни радио, ни газет, ни писем. Город живет только слухами, получая случ[айную] информацию от немцев и раздувая ее во время долгого отсиживанья в своих щелях при затемнении с 4 ч[асов] веч[ера] до 6 ч[асов] утра.

15 декабря 1941 года
Будто бы появилась иниц[иативная] группа во главе с Д[онским] по изданию газеты. Очень хотел бы, чтобы выходила хоть какая-нибудь газета, чтобы можно было хоть что-нибудь знать вместо того, чтобы слушать какие-то слухи.

16 декабря 1941 года (из выступления Городского головы Анищенко)
Профашистская газета "Голос Крыма"Профашистская газета "Голос Крыма"В Симф[ерополе] вышло 2 номера газеты «Голос Крыма», которые он привез и хочет просить командование герм[анское] разрешить нам издавать газету.

20 декабря 1941 года
Донской утверждает, что газета ялтинская выйдет 1 Янв[аря]. Текст и вся информация будет дана нем[ецким] команд[ованием].

3 января 1942 года
Газета д[олжна] б[ыла] выйти 31, но вчера ее временно отменили, и она не выйдет.

4 января 1942 года
Газета должна выйти 8 Янв[аря]: посмотрим.

10 января 1942 года
Информации никакой: никто ничего не знает и придумать даже не может. Даже газета, которая д[олжна] б[ыла] выйти 8, 9, 10, и та выйдет, м[ожет] б[ыть], завтра.

11 января 1942 года
Сегодня вышла газета: «Ялтинский вестник[»]. Редактор все он же, Анищенков. В газете военная сводка за 7, 8 и 9 Янв[аря]. И она, конечно, является самым приближенным к истине материалом, чем десятки страниц слухов, которые я выше записал.

Но, к сожалению, современные сводки так темно составляются, что боюсь, читая их, превратно понимаю. Вывел заключение, что от Севера до Харькова идут ожест[оченные] бои с советской армией, все время пытающейся наступать; что десанты были в Керчи, Феодосии и Евпатории и, надо полагать, полностью не ликвидированные до сих пор, в частности в Евпатории десант был при поддержке флота.

Значит, какой-то флот в Черн[ом] море остался. Вот теперь мне и становится понятным слух, что Англии удалось провести часть флота в Черн[ое] море. Значит, за англ[ийские] суда приняты остатки флота, спасшегося из Сев[астополя].

И также понятны становятся приготовления в Ялте – десантная попытка возможна.

Ну, а в целом, зачем все это я пишу, как будто я решаю судьбы народа? Какое мне дело до всего этого, когда идет вопрос о жизни или смерти по сло-жившимся продов[ольственным] условиям? Конечно, я нарочно увлекаюсь войной, чтобы отвлечься от злободневного.

За хлебомЗа хлебомА практика жизни такова: Гор[одское] Упр[авление] сотнями выдает пропуска «для поездки за хлебом». А фактически наиболее трезвые бегут кто куда. Бывший в районе человек утверждает, что на Симф[ерополь] идут не только мешочники, а идут целыми семьями. Видел он такие картинки: муж и жена еле плетутся, а при них 4 ребятишек от грудного до 8 лет. Грудного ребенка и какие-то тряпки везут на салазках, и такие семьи попадаются часто. Дорога на Симф[ерополь] стала похожа на прежний дедовский шлях, где больше народу на шоссе, чем на улицах.

Потери большие: десятки замерзших на перевале и, вообще, в пути во время морозов крымских.

Или, например, под нами живет семья Гончарова: их 8 чел[овек], было ра-ботн[иков] 2, а теперь ни одного, и запасов нет. Что их ждет?
В газете сообщается, что для управл[ения] всеми оккупиров[анными] об-ластями на востоке создан спец[иальный] комиссариат во главе с г.Альфред[ом] Розенберг[ом]. Уже создано гражд[анское] управл[ение] (под руков[одством] д[?]ра Г[енриха] Лозе) областями Эст[онии], Литвы, Латв[ии] и Белоруссии.

16 января 1942 года
Аресты в ЯлтеАресты в Ялте По городу идут якобы аресты за распространение ложных слухов, что является вполне правильным, чтобы население не подвергалось ненужной панике. Но отсутствие газет, радио – настолько тяготило лю-дей, что все только и питались дикими утками. Записывая определенно эти нелепости, хотелось бы мне дожить до тех времен, когда я смогу проверить их и зачеркнуть уже как людские глупости.

В газете «Ялт[инский] Вестник» № 2 от 15/I помещено сообщение о молебствии татар в Бахчисарае и о посланной телеграмме фюреру. Обращает на себя особенное внимание конец её, где заявляется, что «татары готовы стать с оружием в руках на защиту вновь завоеванной свободы». Учитывая нашу Ялт[инскую] запись добровольцев, вывод м[ожет] б[ыть] такой: та-тары будут оставлены в Крыму, а остальные? – едва ли.

25 января 1942 года
Выход газеты – целое событие. Из сегодн[яшнего] № «Ялт[инского] Вестника» видно, что на всем вост[очном] фронте идут ожесточенные бои. И под Керчью и Сев[астополем] тоже. Значит, Ялте нельзя рассчитывать на скорое налаживание жизни.

29 января 1942 года
В сегодн[яшнем] № «Ялт[инского] Вестника» распубликован странный приказ Гор[одского] Упр[авления]: уполномоченные домов должны к 10 час[ам] 31/I представить списки живущих в домах г. Ялты со след[ующими] под-робностями: 1) фамилия, имя и отчество 2) год, месяц и день рождения 3) с какого времени проживает в данном доме 4) откуда прибыл 5) национ[альность] 6) № квартиры. Иждивенцы до 15 лет показываются числом душ.

Такой же список должен быть помещен в доме на видном месте (написан на доске силами и средствами самих проживающих) в такой же пространной форме, даже с указ[анием] числа душ.

1 февраля 1942 года
В сегодн[яшней] газ[ете] «Ялт[инский] Вестн[ик]» сообщается о ликвидации десанта в Крыму, взято пленных 863 ч[еловек], танки, орудия. Надо ду-мать, что это какой-то новый десант и, возможно, что это между Карасубазаром и Ст[арым] Крымом.

5 февраля 1942 года
В газ[ете] «Ялт[инский] Вестник» в заголовке «разгром большевиков под Курском» текстом и последующими сводками не подтвержден: Донской дал маху.

7 февраля 1942 года
Наша ялт[инская] газета «Ялт[инский] Вестник», как ни жалка она была, закрыта герм[анским] генералом, который будто бы вчера был в Ялте, при-знал, что перевод герм[анской] информации неудачен, газету закрыл и дал распоряжение всю бумагу из Ялты послать в Симф[ерополь].
На этом закончился опыт издания первой ялтинской оккупационной газеты. К сожалению, в архивах не удалось найти ни одного номера этой газеты. Действительный редактор «Ялтинского Вестника» Николай Донской стал корреспондентом газеты «Голос Крыма» и писал под псевдонимами Н. Юрьев и В. Алмазов.

24 февраля 1942 года
На развалинах б[ывшей] газеты «Ялт[инский] Вестник» остался один «пи-сатель». Он глубокий старик. Аккуратно является в комнату и пишет. Зарплаты ему не платят, но он аккуратен во время обеда и получ[ения] хлеба. По-видимому, это и есть единств[енная] связь его с культурой, т.к. он, по-видимому, чувствует, что в стане победителей не нужны чужие письмена.

21 апреля 1942 года
Прочитал газету «Новое слово». Берлинская русск[ая] газета за 4/III, и по-разился пустоте газеты, её никчемности и жалким целям. Раньше эту га-зету считали бы содержанкой. А теперь надо сказать мягче: нельзя требо-вать больше того, на что способен человек в своей низости. Судя по объ-явл[ениям], она и обслуживает больше всего иностранцев, а не русских.

5 декабря 1942 года
В газете «Новое Слово» за 4/XI помещено мое объявление о розыске среди военнопленных моих сыновей.

9 декабря 1942 года

В Симф[ерополе] согласны открыть в Ялте газету с вып[уском] 2 раза в неделю и, может, бумагу дадут, но редактором назначать Анищенко не хотят.

6 января 1943 года
Оккупанты на набережной ЯлтыОккупанты на набережной Ялты Сегодня из Праги получил 2 журнала «Казачий Вестник». Заказа на него не делал и переписки с заграницей не вел. Адрес на Гор[одское] Упр[авление], т.е. тот, который указал в объявлении о розыске среди в[оенно]пл[енных] моих сыновей, помещенном в «Новом Слове». Возникла мысль, нет ли тут каких-нибудь указаний о судьбе детей.

Оказалось, ничего нет. Следоват[ельно], журнал выслан без всяких оснований. Но прочтя его, я поразился: казаки доказывают, что они и не украинцы и не русские, а особая национальность, требующая самост[оятельного] существования. Журнал безграмотный до крайности. Из каждой строки его чувствуется, что даны деньги на создание сепаратистского движения, на уничтожение не только СССР, но и России как государства. Да, Германия у нас заварила большую кашу, и расхлебать ее скоро не удастся. Большевизм дискредитировал себя в хозяйственной и полит[ической] отрасли, и потому самое ценное в нем: существование национальных культур в общей семье народов – стало лозунгом, который тоже забракован.

23 января 1943 года
Донской вернулся из Симферополя пешком. Он тщетно ждал там из Ялты городской машины для привоза бумаги и выпуска газеты. И когда машина не пришла, то отказался от редакторства «Ялт[инской] газ[еты]» и стал корреспондентом «Голоса Крыма».

15 февраля 1943 года
В последнем прибывшем в Ялту берлинском журнале на русском языке «Новое Слово» статья, посвященная жизни в Ялте. Общий характер её: жизнь бьет ключом в Ялте, работают с полной нагрузкой всякие предприятия, торговля процветает и все прочее. – Эта статья мне, жителю Ялты, открыла глаза о том, как живется и в других местах оккупированных областей.

12 марта 1943 года
В Ялте появился немец, будущий редактор «Ялтинской газеты».

27 сентября 1943 года
Сводкам и газетам уже верить ни в какой степени нельзя: по радио не сообщалось о сдаче Чернигова. А в газете «Земледелец Тавриды» сообщается об одноврем[енном] оставлении Полтавы и Чернигова. Сам читал.

1 января 1944 года Ялтинское городское управление стало выпускать свой Бюллетень. Экземпляры этого Бюллетеня есть в Государственном Архиве Автономной Республики Крым.

2 января 1944 года
Гор[одское] Упр[авление] с разрешения Комендатуры приступило к изд[анию] Бюллетеней 3 раза в нед[елю]. В нем 10–15 строк сводки.
В нем было помещено поздравл[ение] Гор[одского] Головы населению Ялты с новогодними пожеланиями и заключением, что в этом году, м[ожет] б[ыть], одумаются те, которые не присоединились к мыслящим за новую Европу, и действенно соединятся с ними. Сейчас же услужливые сотрудники Гор[одского] Упр[авления] отвечают ему в той же газете, в том же тоне – о присоединении инакомыслящих.

Оказывается этот ответ сотрудников Гор[одскому] Голов[е] не был еще подписан, а уже отпечатан в Бюллетене, и сегодня обходили сотр[удников] и давали его на подпись. Будучи совершенно больным, я не читая, подписал его и только потом догадался, что этим актом формально был присоединен к защитникам Новой Европы.

С 5 марта 1944 года Бюллетень Ялтинского городского управления преобразован в газету «Южный Крым».

3 апреля 1944 года

Радиосводки становятся все туманнее или совсем, как сегодня, не даются. А в газетах («Голос Крыма», «Южный Крым») даются в таком сокращении, что не узнаешь того, что иногда слышишь по радио.

Вот лишь небольшие штрихи печатной пропагандистской жизни Ялты в период оккупации 1941-1944 годов. Основную же палитру пропаганды и информации задавала, как уже отмечалось, газета «Голос Крыма».

Александр ГАВРЕЛЮК, правнук автора

Опубликовано в №5 альманаха "Старая Ялта" за 2013г.







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK