ГРИГОРИЙ МОСКВИЧ: Я как мог, послужил дорогой родине…

Имя Григория Георгиевича Москвича сегодня знакомо лишь довольно узкому кругу научных работников и краеведов, в то время как на рубеже 19-20-го веков его знал практически каждый, кто ехал путешествовать или отдыхать, особенно по России.

Знаменитые путеводители по Крыму, Кавказу, Украине, Европе стали настольной книгой почти в каждом так называемом приличном доме. Успешный издатель, удачливый коммерсант, Григорий Москвич вписал одну из ярчайших страниц в историю отечественного краеведения, создав бизнес, равного которому не существует и по сей день! При этом о судьбе самого Григория Георгиевича известно чрезвычайно мало.

В известных энциклопедиях биографические сведения о нем, как правило, вообще отсутствуют. Не известно ни одной его фотографии. Долгие годы оставалась неизвестна и дата его рождения.

В Государственном архиве АРК хранится «Удостоверение» от 20 ноября 1897 года, выданное Ялтинской мещанской управой «ялтинскому мещанину» Г.Г. Москвичу «вероисповедания православного» «от роду 37 лет», откуда и можно определить дату его рождения - 1860-й год. Г. Москвич оказался ровесником Чехова!

Место рождения обозначает сам Москвич в заявлении 1927 года на имя председателя Севастопольского райисполкома, обнаруженном главным специалистом Государственного архива Севастополя О. Ивицкой в документах Севастопольского райисполкома: «Я родился в Ялте». В то же время, в метрических книгах южнобережных церквей за 1850-е годы, хранящихся в ГААРК, запись о рождении Григория Москвича выявлена не была. Более того, такая фамилия за данный период в них вообще не встречается. В связи с этим возникло две версии: 1. «Москвич» - это псевдоним издателя, 2. Иное вероисповедание членов его семьи. Конец жизни издателя подтверждает возможную правильность второй версии.

Сотрудниками ЯОИЛМ в метрической книге ялтинской Успенской церкви выявлено, что у Григория Георгиевича был, по крайней мере, один брат –Константин Георгиевич, ялтинский мещанин. Воспреемником (крестным) его и его супруги Антонины Федоровны сына Вячеслава в 1887 году был Г.Г. Москвич, тз чего следует, что братья жили дружно.

Согласно данным путеводителя «От Москвы до Южного берега Крыма» (1861 г.) в 1860-м году в Ялте проживали 927 человек. Имелась одна церковь, еврейская молитвенная школа и приходское училище, в одном из этих учебных заведений, скорее всего, и обучался Г. Москвич.

В городе также работали 29 лавок. Одна из них, возможно, принадлежала отцу будущей знаменитости. Иначе, чем генетической склонностью к предпринимательству, трудно объяснить все последующие коммерческие успехи Москвича.

Уже с юности он, по-видимому, имел пытливый ум, живо интересовался историей Южнобережья, при этом видел, как извлечь из своего увлечения коммерческую пользу. Счастливое сочетание, просто обреченное на успех, который не заставил себя ждать: ему пришла в голову идея создать в Ялте аналог знаменитого в Европе путеводителя Бедекера. И в 1888 году 28-летний Григорий Москвич выпускает на краеведческий рынок свой первый «Практический путеводитель по Крыму», положивший начало супер успешному проекту, равного которому в отечественном краеведении не существует и поныне. Его первый путеводитель имел карманный формат, книжка была красного цвета (по аналогии с путеводителями Бедекера). Не замахиваясь на столичные высоты, автор печатает свой путеводитель в Ялте, в единственной городской типографии Н.Р. Петрова.

Среди немногочисленных в то время изданий о Крыме появился первый по-настоящему подробный рекламно-информационный справочник. «Приезжающему в Крым, - пишет составитель в предисловии, - … необходимо иметь под рукою справочную книжку, избавляющую – насколько возможно – своими указаниями от непроизводительной траты времени и расходов».

При этом автор не стремится представить лишь сухой справочник: «Ставя практические указания на первом плане, путеводитель не имеет исключительно справочного характера: описание каждой местности сопровождается посильной оценкой ея значения как пункта лечебнаго, или привлекательнаго для туристов и, кроме того, снабжено исторической заметкой».

Остается лишь удивляться, как совсем еще молодой человек сумел собрать и систематизировать такое море информации. Это и краеведение, и бытовой блок с адресами и расценками гостиниц, дач, лечебных учреждений, магазинов, парикмахерских, аптек, библиотек и пр., расписанием движения поездов и пароходов, меню и ценами в них, и реклама. Все данные «были тщательно проверены на месте, перед самой сдачей рукописи в цензуру».

А на случай возможных «погрешностей и неточностей» автор уже в первом издании обращается к читателям с просьбой указывать их для исправления в последующих изданиях. Интересно также, что подобная практика сохранится и в процессе работы над следующими изданиями - справочник дополнялся и корректировался не только автором, но и читателями, к которым издатель вновь обращался с просьбой указать «как в интересах издания, так и в интересах публики все погрешности, неточности и желательные пополнения... За любезные услуги автор-издатель будет считать приятным долгом всякому, приславшему ему просимые указания, выслать экземпляр «Путеводителя» следующего издания».

И совсем оригинальный ход: плата за рекламные объявления производилась не заранее, а только по выходу путеводителя в свет, по счету, представленному рекламодателю вместе с экземпляром издания! Отсутствие предоплаты делало продукцию качественной и выступало гарантом для заказчика.

«Средоточием» первого путеводителя стала Ялта, как «главный пункт Южнаго берега» и родной город Г.Г. Москвича.

К путеводителю также прилагались карты полуострова, снятые «с лучшей из существующих и дополненные из официальных источников». А план Ялты вообще «составлялся по специальному заказу». Приложением к плану служили также «Алфавитный список дач и домовладельцев г. Ялты», перечень практиковавших в городе врачей, адреса почты, телеграфа, общественных и благотворительных учреждений, церквей, Крымского горного клуба, содержавшие сведения, полезные и по сей день. Словом, автор старался сделать свой путеводитель образцовым во всех отношениях и избавить путешественника от любых проблем на отдыхе.

Конечно, одному человеку собрать такой поражающий объем разноплановой информации было не под силу. И Г. Москвич уже в первом своем путеводителе решил эту проблему максимально эффективно: он сумел привлечь к работе множество людей, связанных с конкретными отраслями деятельности. А литературную обработку материалов, как с гордостью сообщает в предисловии автор, осуществил известный ялтинский книготорговец и журналист, редактор местной «Ялтинской справочной газеты» Д.М. Городецкий.

Это был чрезвычайно верный ход. Ведь зачастую путеводители пытались составлять в одиночку. Результат, как правило, оказывался не слишком хорошим. Известно, например, критическое замечание А. П. Чехова составителю «Справочной книжки В.А. Фаусека» за 1893 год: «…справочный отдел совершенно недостаточен. Он должен быть вдвое, втрое, во много раз полнее», на которое автор оправдывается: «…я писал книжку один и между делом!.. А для справочного, календарного отдела нужен коллективный труд!» Г. Москвич избежал этой проблемы. При этом окончательную редакцию путеводителя он все-таки делал сам.

В дальнейшем система постоянно совершенствовалась. Сведения для путеводителей получались из первых рук. Так, по воспоминаниям ялтинских старожилов, для путеводителя 1913 года данные по санитарному состоянию Южнобережья предоставлял непосредственно санитарный врач города.
Кроме того, уже в первом своем путеводителе Москвич проявил себя как талантливый профессионал в сфере рекламы. Несомненно, владельцы дач, гостиниц, лечебниц, магазинов, дававшие информацию и рекламу в путеводитель, оплачивали ее, что было для автора-составителя источником дополнительных средств.

Многообразие талантов и энергия Григория Георгиевича просто поражают. В путеводителе 1888 года он не ограничивается исключительно краеведческой и экскурсионной тематикой, предлагая желающим дополнительные услуги, «как посредник по продаже, покупке, аренде и найму дач, имений и квартир, по отправке южно-бережских вин из первых рук. Принимает объявления для помещения их в газетах и подписку на последние по ценам редакции. Доставляет практические сведения и справки о Крыме». При этом дает чрезвычайно простой «адрес для писем и телеграмм - Ялта, Москвичу». Следовательно, к этому времени Григорий Георгиевич был в Ялте уже фигурой известной.

Путеводитель имел успех, и уже в следующем году он переиздается, уже под редакцией Анны Москвич. Существует две версии подобного поступка Григория Георгиевича. 1. По некоторым данным, увидев успешность проекта, средства на его переиздание дала молодому предпринимателю мать, Анна Москвич. 2. Успешность первого издания подвигла Григория на расширение коммерческих рамок проекта. Переиздание он осуществляет под редакцией супруги Анны из собственных коммерческих соображений. Несомненно, обе версии имеют право на жизнь. В начале 1900-х годов Г.Г. Москвич вновь вернется к практике издания путеводителей под другим имением, на этот раз достоверно известно, что под именем супруги.

«Неудобным местом» в книжках подобного рода была необходимость постоянно уточнять публикуемые в них сведения, с чем Москвич, благодаря тесному сотрудничеству с другими авторами и читателями, наладив своеобразную обратную связь, блестяще справлялся.

Всего через год после начала работы над путеводителями Москвич уже был вхож во многие властные кабинеты: второе издание дополняется планом Ялты «со включением Заречной части». И это при том, что Заречная часть была присоединена к городу лишь в 1896 году. За 5 лет до этого издатель уже был в курсе будущих градостроительных перемен!

С этого времени успешный проект Г. Москвича получает еще большее развитие. Профессор А.А. Непомнящий в своих работах отмечает, что Г.Г. Москвич первым в России поставил издание путеводителей на профессиональную основу. К каждому своему путеводителю Григорий Георгиевич давал эпиграф: «Знание своего отечества необходимо каждому, желающему с пользой для него трудиться».

В 1890 году в семье Анны и Григория Москвичей родился первенец, сын Борис, запись об этом была выявлена сотрудниками ЯОИЛМ в метрической книге Успенской церкви. Григорий Георгиевич уже занимает прочное положение среди представителей ялтинского среднего класса. В числе его хороших знакомых – местные купцы, чиновники. Так, воспреемниками (крестными) сына Бориса стали коллежский советник Павел Космич Смирнов и жена купца Екатерина Владимировна Селюк. К сожалению, первый ребенок Москвичей прожил совсем недолго. К 1897 году, моменту переезда семьи в Севастополь, в документах Григория Георгиевича он уже не числится.

В 1894 году в семье Москвичей родился сын Александр, на следующий год еще один сын, Вячеслав, названный так же, как племянник. Существует предположение, что у Григория Георгиевича был еще одни сын, Григорий. Однако сведений о нем найти пока не удалось.

Тем временем, успешный предприниматель продолжает расширять свой бизнес, включив в него еще одно направление деятельности: он организует «специальную книжно-газетную торговлю». В путеводителе 1894 года читаем, что в Ялте, на Набережной, открыта «специальная газетная торговля». Его киоск для продажи книг был установлен на Набережной напротив гостиницы «Россия» - ныне Президент-отель «Таврида».

Здесь можно было приобрести (на сутки раньше, чем на почте!) до 75 названий отечественных и зарубежных газет и журналов, большой выбор видов Крыма, книги на французском, немецком, английском языках, издания для подарков – детские книги в роскошных переплетах. Специальные «разнощики» доставляли издания на дом желающим уже через 15 минут после получения конторой, существовала также почтовая рассылка, обеспечивавшая «по первому требованию» доставку печатной продукции в окрестности города.

Пользовались спросом книжные новинки: «Очерки Крыма» Гр. Маркова и роман из крымской жизни «Берег моря». Путеводитель также рекламирует еще одну новинку – книгу В.И. Немировича-Данченко «Крымские повести» издания Г. Москвича. Таким образом, к 1894 году Москвич занимался также книжной издательской деятельностью, с отменным чутьем выбирая перспективных авторов.

Занимался Г. Москвич и переизданием популярных книг, например, таких как «Лечение виноградом в Ялте и вообще в Крыму» и «Лечение морскими купаниями в Ялте и вообще на Южном берегу Крыма» доктора В.И. Дмитриева.

К этому времени относится его знакомство с А.П. Чеховым. Известно, что в марте 1894 года Антон Павлович приехал в Ялту для лечения и отдыха.
Остановился в 39-м номере гостиницы «Россия». Первые дни были теплыми и солнечными. «Хожу в летнем пальто», - писал Чехов. Несомненно, гуляя по Набережной, он заходил и в книжный магазин Г. Москвича. Там, скорее всего, и состоялось знакомство, которое, к сожалению, в близкую дружбу, как, например, с другим книготорговцем, А.И. Синани, не переросло. Тем не менее, с этого времени Чехов и Москвич изредка будут обмениваться письмами, скажем так, по книжной тематике. И первое известное из них, отправленное Г.Г. Москвичом Антону Павловичу в том же 1894 году, хранится сегодня в Российской Государственной библиотеке в Москве.

Тем временем, Москвич продолжает развивать свою книжную деятельность. Поняв, что на курорте, в первую очередь, будут востребованы не литературные новинки, а краеведческая и лечебная литература, в своих путеводителях он начинает давать подробные рецепты употребления лечебных кефира и кумыса, а также постоянно переиздает книги известных климатологов, в частности, доктора В.Н. Дмитриева «Лечение морскими купаниями в Ялте и вообще в Крыму», «Лечение виноградом в Ялте и вообще в Крыму» и другие, выдерживающие по 3-5 изданий. К этому времени его книжные магазины – это уже не просто пункты продажи книг, а целые склады печатной продукции, располагающиеся по всему югу России, от Крыма до Кавказа.

К 1897 году относится очередной поворот в судьбе семьи Москвича. Вероятно, развивающийся бизнес дал возможность создать некий капитал, что позволило им претендовать на переход в купеческое сословие, а также переезд в Севастополь. Родная Ялта становится для успешного предпринимателя слишком «мелким» полем деятельности. 18 ноября 1897 года в Ялтинскую мещанскую управу подается «Прошение» от «ялтинского мещанина» Г.Г. Москвича с просьбой выдать ему увольнительное удостоверение для причисления в севастопольские купцы. Документ был выявлен сотрудниками ГААРК. Через два дня прошение было удовлетворено. Семья уезжает из Ялты. Потом будут Севастополь, Одесса, Кавказ, Петербург, и везде коммерческим начинаниям бывшего ялтинца сопутствует успех.

Особенно хорошо пойдут дела на Кавказе, именно там Москвич начинает широко развивать экскурсионный бизнес. Хотя к этому времени он уже открывает экскурсбюро во многих регионах России, главным было Кавказское бюро экскурсий, находившееся в Кисловодске и имевшее отделения в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках, Минеральных Водах, Владикавказе, Беслане. В Ростове и Новороссийске отделения располагались на вокзалах. В Крыму - в Ялте он тесно сотрудничал с членами Крымского горного клуба.

В развитие издательского бизнеса, помимо путеводителей, Григорий Георгиевич занялся модным в те годы изданием альбомов открыток. В 1898 году в одесской «Коммерческой» типографии В. Сапожникова выходит «Альбом видов Крыма» с 48 видами «лучших местностей Крыма». Опыт оказался удачным – и виды привлекательны, и карманный формат издания удобен. Альбом позднее будет не раз переиздаваться.

К этому времени Григорий Георгиевич организовал и широкомасштабную реализацию своей печатной продукции. Сеть книжных магазинов Москвича охватывает уже Одессу, Евпаторию, Севастополь, Балаклаву, Ялту, Феодосию. Начинает «включаться» и Кавказ – Боржом и Абастуман. Предпринимателю также удается заключить договора на реализацию книжно-газетной продукции на ВСЕХ пароходах Российского Общества Пароходства и Торговли и Добровольного флота! Москвич гордо заявляет: «Получаю еженедельно все вновь выходящие книги». Остро чувствуя конъюнктуру рынка, в 1898 году он выпускает еще одну новинку – «Русско-татарский словарь», составленный членами Крымского горного клуба профессорами С.М. Танатаром и Р.А. Пренделем, инженером А.Л. Бертье-Дегагардом под редакцией Исмаила Гаспринского.

При этом он успевает разъезжать по всей стране, бывает в Петербурге, Киеве, Москве, работает журналистом. В 1900 году из Москвы Григорий Георгиевич отправляет регулярные обзоры московской жизни в Крым. Эти видные репортажи появляются в губернской газете «Крым» за 1900 год.
Очередной поворот в жизни Г.Г. Москвича происходит в начале 1900-х годов, когда он из Севастополя, где, по-видимому, проживала его семья, перебирается в Одессу. Там он успешно сочетает различные виды деятельности - от издательской до посреднической, открывает собственную небольшую типографию и «газетную читальню с продажею газет, журналов и всякого рода произведений печати». За годы жизни в Одессе Москвич отпечатал более ста различных путеводителей.

И здесь судьба, похоже, вновь столкнула его с Чеховым.
В это время знакомая Чехова Ольга Васильева, страстная почитательница Антона Павловича и его переводчица на английский (правда, не слишком удачливая), вознамерилась продать принадлежавшее ей огромное имение в Одессе. 120 тысяч рублей (!) из вырученных средств Ольга Родионовна, под влиянием идей Чехова, предполагала передать на строительство больницы для бедных в Москве. Не будучи особо сведущей в коммерческих вопросах, в своих письмах она просила Антона Павловича помочь с продажей недвижимости. Находясь проездом в Одессе, Чехов повстречался с редактором «Одесских новостей», с маклерами, а также, возможно, с Г. Москвичом, как специалистом в сфере недвижимости, просив их о помощи.

Параллельно, конечно, шел разговор о книгах. 25 марта 1903 года Григорий Георгиевич сообщает Чехову из Одессы, что нашел нужного ему «Фойницкого» - книгу «Русское уголовное судопроизводство», и просил в магазине послать ему «сегодня». Общались они и по другим «книжным» вопросам, в частности, Чехов интересовался, где Москвич приобретал «папки для своих путеводителей». К этому времени Григорий Георгиевич начал «одевать» часть своих замечательных книжек, в подарочном варианте, в сафьяновые папки с золотым тиснением, а также делать для них более дорогие и красочные обложки. В результате, можно было приобрести один и тот же путеводитель, но в разном полиграфическом исполнении и по разной, соответственно, цене.

В личной библиотеке писателя в ялтинском Доме-музее также хранятся три путеводителя Москвича – по Волге, С.-Петербургу и Крыму, два из них – с дарственными надписями автора: «Премногоуважаемому Антону Павловичу Чехову на добрую память от Гр. Москвича. 3/V-903 г. Одесса». В письме к сестре в Ялту 23 мая 1903 года Чехов говорит: «Три книжки Москвича – Крым, Петербург и Волгу – отдай Синани; так велел сам Москвич, которого я видел». Однако путеводители остались «жить» в библиотеке ялтинского дома, неоднократно просматривались и перечитывались, о чем свидетельствует «удовлетворительное» состояние одного из них, крымского.

Интересно, что, несмотря на все более растущую популярность и деловую активность в издательской сфере, живущий в Одессе и Москве Григорий Георгиевич по-прежнему не порывает связи с Крымом и Ялтой. В начале 1900-х годов он – автор популярных обзоров московской жизни, публикуемых в губернской газете «Крым». А в 1902-м году – уже вновь – житель Ялты. Здесь, 22 декабря 1902 года, с ним приключился пренеприятный случай, о чем в статье «История с г. Москвичем» в №331 подробно рассказала газета «Крымский курьер»:

«С небезызвестным в Ялте книготорговцем и издателем популярных путеводителей по Крыму г. Г.Г. Москвичем произошел печальный случай.
На этих днях поздно вечером в контору издателя, находящуюся… М.Рейзор, прослуживший у него с перерывами 12 лет. Г. Москвич принял его.
Что за разговор произошел между Москвичем и его бывшим служащим, пока еще не установлено. Рейзор горячился и говорил громко. Вдруг он сорвался с места, схватил подсвечник и нанес им удар в голову Москвичу. Последний растерялся. Этим воспользовался Рейзор и нанес Москвичу второй удар. Опомнившись, тот вступил в борьбу с Рейзором.

Во время драки Рейзор схватил зажженную лампу и бросил ее в Москвича. Лампа пролетела мимо, потухла во время полета и разбилась вдребезги. Противники остались впотьмах. Москвич получил много ран в голову.

Ему удалось, однако, добраться до стола и открыть ящик. Достав револьвер, он произвел три выстрела. На шум прибежали служанка и дворник. Осветив контору, они увидели Рейзора окровавленным. Немедленно дали знать полиции, и Рейзора доставили в городскую больницу.
Рана у него оказалась незначительной, так как выстрел был произведен, по словам Москвича, лишь с целью напугать Рейзора и пуля, пролетев, лишь слегка задела его.

Г.Москвичу, который находился в постели, врачи два раза делали перевязки.
Рейзор уже неоднократно был удаляем со службы Москвичем и имел в Одессе гастрономический магазин. Дела его, однако, шли неважно, и магазин был им передан. О случае составлен протокол».

В 1903-м году Г. Москвич – уже признанный автор путеводителей. Его книжки переиздаются практически ежегодно и получают похвальные рецензии от маститых ученых. В частности, профессор Новороссийского университета известный историк А.И. Маркевич на протяжении нескольких лет, с 1897 по 1903 гг., дает положительную оценку путеводителям Москвича, как «наиболее удачным изданиям», особо отмечая его путеводители по Крыму, Кавказу, Волге, С.–Петербургу.

В 1905-1906 годах наступает вполне понятный спад деловой активности Г. Москвича. Сегодня его путеводители за эти годы найти крайне сложно. Но в 1907-м – новый всплеск: только за один год издательство выпускает путеводители по Крыму, Кавказу, Волге, Петербургу, Москве, Одессе, Варшаве, по Военно-Грузинской дороге, Черноморскому побережью, по Кавказским минеральным водам.

Маленький штрих к портрету Москвича – охватив своей «книжно-газетной торговлей» все пароходы РОПТ, Григорий Георгиевич так же быстро издает, всего за 30 копеек, «необходимый каждому едущему пароходом» «Практический путеводитель по Черному морю», снабдив его, помимо прочих сведений, «картами Черного и Азовского морей»!

Не забывает Москвич и любимую Ялту. Продолжается переиздание его путеводителей по Южному берегу Крыма и по Севастополю и окрестностям - единственных среди всех его книжек, более подробных путеводителей по двум конкретным малым регионам. И все - с картами, планами, иллюстрациями. Просто удивительное предпринимательское чутье! Задумывает также путеводители по Западной Европе, по железным дорогам, по курортам России. Анонсируется выход путеводителей по Сибири, Прибалтийскому побережью, по окрестностям С.-Петербурга, по Киеву и Днепру, по Финляндии и др.
Дело дошло до того, что издателю приходилось допечатывать несколько раз тираж путеводителя за один и тот же год.

Даже сегодня, по словам коллекционеров, еще можно встретить такие книжки: текст одинаков, а реклама разная (новая помещалась в допечатываемый тираж). Зачем же деньги терять, если идет рекламодатель! Чем дальше, тем больше становится в путеводителях рекламы, постепенно она начинает охватывать не только описываемые в конкретных путеводителях регионы, но и всю страну и даже заграничные товары и услуги. Это и понятно – популярное издание притягивает к себе как читателя, так и рекламодателя.

При этом, все глубже изучая историю и постоянно совершенствуя свои «Путеводители», Москвич не боялся менять и собственные взгляды и оценки, добиваясь максимальной достоверности изложенных в книжках фактов. И как только у него хватало сил организовывать такую масштабную, и в то же время скрупулезную и точную работу!

Но и этого Григорию Георгиевичу оказывается мало. В 1907 году в Пятигорске он организует выпуск ежедневной газеты «Жизнь Курортов». По мысли редактора-издателя, сезонная газета, выходившая с мая по сентябрь, должна была освещать исключительно жизнь российских (всех!) курортов. Единственная на тот момент популярная газета «Терек» закрылась, а рекламодатель, окруженный массой отдыхающих, взывал: хочу дать рекламу! Григорий Георгиевич поспешил навстречу новым заработкам. К сожалению, это начинание неутомимого предпринимателя не было успешным. Газета просуществовала лишь один курортный сезон.

Впрочем, не страшно! Григорий Москвич начинает новый бизнес – печать хромолитографированных карт. Одной из первых становится красочная карта Кавказа масштабом «40 верст в дюйме».

Успешно также развивается еще одно направление деятельности Григория Георгиевича: параллельно с выпуском альбомов с открытками он начинает осваивать и весьма популярную в то время печать отдельных открыток с видами различных мест России и зарубежья.

Не останавливалась ни на миг и работа над путеводителями. В каждом из них Москвич предлагал желающим прорекламировать себя в издании следующего года, постепенно поставив процесс на поток. К этому времени путеводители Москвича продавались уже на всех вокзалах вдоль железной дороги от Санкт-Петербурга до Севастополя и Кавказа, пароходах, у швейцаров всех крымских и кавказских гостиниц, в магазинах Санкт-Петербурга, Москвы, Варшавы, Харькова, Одессы и других крупных городов империи.

В 1907 году Г. Москвич также учредил специализированное издательство путеводителей «Русский Бедекер», по имени немецкого издателя путеводителей и путешественника Карла Бедекера, заявив тем самым о европейском качестве своих путеводителей. С тех пор в течение нескольких лет в своих книжках Москвич «скромно» рекламирует себя: «Издательство «Русский Бедекер» существует с 1888 г.». В эти годы происходят изменения и в семейной жизни Г. Москвича: его второй супругой становится Мария Александровна Москвич, под редакцией которой издаются путеводители «Русского Бедекера».

В начале 1910-х годов неутомимый Г. Москвич в поисках дальнейшего расширения бизнеса включает в сферу своих интересов и Санкт-Петербург. Теперь его адрес для писем: СПБ, Невский пр., 84, Г.Г. Москвичу, а В Адрес-календаре С.-Петербурга за 1913 год Григорий Георгиевич Москвич значится как издатель путеводителей, а его редакция находится на Троицкой, 23, тел. 51584.

Впрочем, все места пребывания издателя можно определять довольно условно: в течение долгих лет практически в одно и то же время он был ВЕЗДЕ. Специфика бизнеса требовала его присутствия на Кавказе и в Варшаве, в Одессе и Ялте, в Киеве и в С.-Петербурге. При этом НИГДЕ Москвича не удалось найти в списках владельцев недвижимого имущества. Остается только гадать, почему он, имея достаточные средства, не обзаводился собственной недвижимостью, а все его магазины, склады, экскурсбюро и редакции находились в арендованных помещениях?

Помимо издательской деятельности Григорий Георгиевич становится одним из первых признанных серьезных организаторов туристического бизнеса в России. Его многочисленные экскурсионные бюро работают все более профессионально. Объездив всю страну, он умело организовывал неординарные туристические поездки на теплоходах, поездах, автомобилях, верховых лошадях, пешие походы. При этом его справочники-путеводители служили дополнительным стимулом к привлечению людей к таким видам отдыха, предлагая привлекательные скидки и условия. На маршрутах обеспечивался достаточный комфорт, хотя услуги были не дешевы. За счет гибкой договорной системы с владельцами транспорта и «баз размещения» предлагалось обслуживание на 20-40% ниже аналогичных поездок у других организаторов экскурсий. Тем самым обеспечивался дальнейший спрос на эти услуги и, соответственно, увеличение доходов.

Экономическая сторона деятельности Москвича была выстроена чрезвычайно качественно и даже сегодня может быть предметом отдельного изучения. По данным ялтинца Ю.И. Казаченко, он активно «занимался разнообразной хозяйственной деятельностью. Так, за исправное содержание Симферопольско-ялтинского тракта был удостоен Золотой медали и золотых часов с государственным гербом». Понятно, ведь какие экскурсии без хороших дорог!

При этом, читая «Путеводители», не перестаешь удивляться лиричности и тонкому романтизму в описании достопримечательностей, что, впрочем, становится для них дополнительной рекламой – так и хочется, отбросив все дела, устремиться в Крым, на Кавказ, на Волгу или в Питер! В результате, «Путеводители» Москвича избежали участи забвения многих сухих информационных изданий, окружающих нас и сегодня, а стали друзьями и собеседниками для каждого читателя.

В 1913 году Г. Москвич отмечал 25-летие своей издательской деятельности. В предисловии к юбилейному, двадцать пятому, изданию «Иллюстрированного практического путеводителя по Крыму» он написал: «… работая с любовью 25 лет, (я) создал единственное в России издательство путеводителей… Мною издано 10 разных путеводителей в 134-х изданиях в количестве свыше 500 000 экземпляров… С чувством глубокого удовлетворения могу засвидетельствовать, что распространение моих путеводителей ежегодно увеличивается и растет, следовательно, интерес к нашей бескрайней, изумительной по разнообразию и красоте родине».

В 1915 году к уже издававшимся книжкам добавились путеводители по Финляндии, Швеции и Норвегии, а также по Владикавказской железной дороге. Последний регулярный выпуск путеводителей Москвич осуществил в 1917 году.

К январю 1917-го года также относится последний дореволюционный факт коммерческой активности Г.Г. Москвича на ЮБК. 19 января 1917 года он отправляет из Петрограда в Ялту, инженеру А.В. Тесленко, предложение войти пайщиком в транспортное предприятие Тесленко по перевозке пассажиров экипажами по трассе Ялта – Симферополь.

Затем на 5 лет наступил вполне объяснимый перерыв.

Существуют лишь отрывочные сведения о том, как прожили эти годы Г.Г. Москвич и его семья. Известно, что из Петрограда издатель подался на юг, как и многие другие россияне в надежде переждать лихие времена.

В то же время, в 1917-1920 годах в Киеве обнаруживаются следы молодого журналиста популярной газеты «Киевлянин» Александра Григорьевича Москвича, активно участвовавшего в политических событиях, сотрясавших столицу Украины. Можно предположить, что это был старший сын Григория Георгиевича.

Перед приходом красных он эвакуировался в Одессу, потом, не пожелав ехать в Крым или заграницу, дважды возвращался в Киев. «Уже под конец деникинского периода в нем образовался «соблазн», - пишет в своих мемуарах «Три столицы» бывший главный редактор «Киевлянина» В.В. Шульгин, - душа не выдержала изнанки добровольчества… он совсем передался большевикам». К сомнительной заслуге А.Г. Москвича можно отнести факт выдачи им в 1924 году большевикам членов киевской подпольной белогвардейской организации «Центр действия», куда он внедрился «с политическим паспортом бывшего секретаря «Киевлянина», уже работая в это время в ЧК.

Дальнейшая жизнь Александра Григорьевича поначалу складывалась довольно удачно: судьба (или партия) забросила его в Гомель, где Москвич был в числе номенклатурных работников Белорусской ж.д. Но потом пришел 1937-й. Имя А.Г. Москвича находим в так называемых «Сталинских списках», решения о репрессиях по которым принимал и подписывал лично Сталин, как по лицам, находившимся на вершине советский партийно-номенклатурной лестницы. 13 декабря 1937 года Москвич был осужден по первой категории (расстрел).

В свою очередь Г.Г. Москвич в 1923 году, почувствовав некоторую свободу НЭПа и поверив в нее, за свой счет осуществляет первую «советскую» попытку вернуться к любимому делу: издает в Краснодаре сразу два путеводителя – «Курорты Северного Кавказа (минеральные воды)» и «Курорты Кубани и Черноморья», фактически представляющие собой компиляцию его дореволюционных путеводителей.

В это время Григорий Георгиевич живет в Севастополе и работает, по-видимому, в акционерном обществе "Крымкурсо", созданном в августе 1923 года для эксплуатации санаториев Южного берега и обслуживания прибывающих в Крым курортников. В августе 1923-го севастопольская газета «Маяк коммуны» опубликовала объявление: «Путеводитель по Крыму Григория Москвича купит Г. Москвич». К подобной практике «восстановления интеллектуальной собственности» Григорий Георгиевич будет обращаться еще не раз. По-видимому, в годы революции он не сумел сохранить ничего из своих наработок и имущества и таким образом пытался восполнить эти ужасающие пробелы. Обращаться следовало по адресу: ул. Троцкого 6, «управление акц. общества Крымкурсо».

Что-то, скорее всего, ему удалось найти, так как в 1925-м в Москве в национализированном издательстве А.С. Суворина, носившем к этому времени уже вполне пролетарское название «Контрагенство печати» Григорий Георгиевич осуществляет 29-е издание своего «Практического путеводителя по Крыму». Но как не похож был этот «список бледный» на прошлые прекрасные книги! Тоненькая брошюрка на плохой бумаге отчаянно «оправдывалась», что это «сжатый» и «сокращенный» вариант, в который автор, тем не менее, «воспользовавшись обширными опытом и практикой», сумел вместить необходимые путешественнику сведения. Впрочем, Москвич и здесь находит выход: в путеводителе он, в основном, дает «практические сведения», а «интересующихся широкой осведомленностью о Крыме» отсылает «к приводимому ниже списку популярной литературы».

Путеводитель вышел тиражом 5200 экземпляров. Читая его, ощущаешь щемящее чувство потери, которое невольно сквозит в округлых и хорошо отредактированных в угоду новому миру строчках. На последней странице автор вновь дает внушительный перечень изданных с 1888 года путеводителей, указывая: «За 37 лет выпущено 223 издания в количестве 825 тыс. экземпляров».

В этом же году он предпринимает аналогичное издание путеводителя по Кавказу.

По-видимому, путеводитель остался незамеченным: в новых экономических условиях старому предпринимателю места не оказалось. Тем не менее, не смотря на свертывание в СССР НЭПа, Москвич пока еще живет неплохо. Он обитает в гостинице «Россия» в Балаклаве, по-прежнему не имея (или не желая иметь) собственное жилье, и опять не сдается!

В 1927 году, узнав из публикации в газете «Маяк коммуны» о том, что в Севастополе идет работа по подборке материала для американского путеводителя по Европе, он пишет заявление на имя председателя Севастопольского райисполкома с просьбой включить его в авторский коллектив. Интересно, что и здесь педантичный Григорий Георгиевич верен себе: он составляет документ по всем правилам делопроизводства - вместо углового штампа рукой автора вписано: «Москвич Григорий Георгиевич. Автор 14 путеводителей с 1888г. Балаклава. «Россия» 11/I-27г.» Этот интересный документ был обнаружен О. Ивицкой в фондах Государственного архива города Севастополя в документах Севастопольского райисполкома.

Заканчивается заявление так: «…желая, чтобы иностранцы имели все исчерпывающие данные о моем родном Крыме (я родился в Ялте) в современных условиях, и как первый и старейший в Союзе ССР составитель путеводителей предлагаю свои услуги бесплатно проредактировать, исправить и дополнить текст о Крыме для Американского издания Путеводителя по Европе».

Однако поучаствовать Григорию Георгиевичу в работе над текстом путеводителя не удалось. На его письме резолюция руководителя: «Материал выслан в Нью-Йорк». Впрочем, в редактировании политически важного текста могли принимать участие только те, кому доверяла советская власть.

После 1927 года Г.Г. Москвич с семьей переехал на жительство в Ялту. Здесь он осуществил еще одну попытку вернуться к издательской деятельности. По воспоминаниям ялтинских старожилов, в 1932 году вышел в свет последний его путеводитель, в котором Москвич уже выступал не как единоличный составитель, а как один из коллектива идеологически выдержанных советских краеведов. Книжка выглядела откровенно жалкой – в ней были выхолощены любые мало-мальски яркие детали, присущие прежним красочным путеводителям Григория Георгиевича.

Тем не менее, даже такие слабые попытки вернуться в профессию, которой была отдана вся жизнь, похоже, обернулись для Москвича трагически. Ялтинские страницы жизни знаменитого автора путеводителей приоткрыл доктор Ю.И. Казаченко, который был дружен с сыном Г.В. Нейстат, работавшей до войны вместе с Г. Г. Москвичом в Ялте и много рассказывавшей ребятам о своем необычном коллеге.

В 1930-е годы он, как и Галина Васильевна, имел статус лишенца - был лишен конституционных прав, как бывший коммерсант, наряду с бывшими священнослужителями, полицейскими, сумасшедшими и преступниками. В связи с этим, не имел пенсии, не получал продуктовые карточки. В правах также были поражены все члены его семьи.

Работал Москвич в художественной артели на улице Морской, занимавшейся производством сувениров, а также выпускавшей открытки, проспекты, брошюры. По данным ялтинского краеведа и собирателя И.Н. Севастьянова, сохранилось несколько фотооткрыток 1930-х гг. с подписью «Фотограф Г.Г. Москвич». Одна из них – фото пристани у Ласточкиного гнезда. По-видимому, талантливый во всем, Москвич подрабатывал фотографией. По воспоминаниям Г.В. Нейстат, он также хорошо рисовал, оформлял издания артели. И вновь, не смотря ни на какие ограничения, начал неплохо зарабатывать!

Коллегам Григорий Георгиевич рассказывал о своей прежней жизни, о многочисленных путешествиях, из которых часто привозил диковинные вещи. Г.В. Нейстат вспоминала его рассказ о том, как из путешествия в Палестину был привезен кусочек Гроба Господня, который Москвич передал в Бахчисарайский православный храм. (Сегодня следов реликвии найти не удалось). Рассказывал и о своей прежней коммерческой деятельности – помимо прочего он, по словам Г. Нейстат, имел по стране также несколько сувенирных предприятий.

В 1940-м году Григорий Георгиевич предпринимает еще одну попытку издания путеводителя. В письме к М.П. Чеховой он сообщает о том, что работает над рукописью 30-го издания путеводителя по Крыму, который предполагает издать в 1941 году тиражом в 30 000 экземпляров. Война помешала осуществлению этого проекта.

После прихода в Ялту фашистов, 81-летний Г.Г. Москвич, не смотря на православное вероисповедание, был, по данным Ю.И. Казаченко и Г.Я. Шмидта, арестован как еврей, содержался в бывших Массандровских казармах и вместе с женой Марией Александровной (по-видимому, это была вторая его супруга) расстрелян вместе с другими ялтинцами в декабре 1941 года в районе Массандры.

Но 21 марта 1942 года…Москвич вновь напоминает о себе! Ялтинец Н. А. Дешкин записывает в этот день в дневнике: «Григорий Москвич сегодня развесил объявления: «Я, Григорий Москвич, автор 14 путеводителей по России, скупаю старые почтовые марки, серебро и золото».

В это время оккупационные власти дали распоряжение управляющему городским банком начать скупку у населения драгоценных металлов. Но дело шло плохо. И вдруг опять Москвич! Вряд ли пожилому предпринимателю простили эту «выходку». В списках расстрелянных в Ялте в годы войны, которые составлялись после прихода в город советской армии, А. Гаврелюк обнаружил имена Г.Г. Москвича и М.А. Москвич…

P.S. В предисловии к юбилейному 25-му изданию «Путеводителя по Крыму» Григорий Георгиевич написал: «… я как мог, послужил дорогой родине, … и черпаю веру, что и дальнейшие труды мои не пропадут даром, расширяя познания нашего отечества, поддерживая к нему неугасимый огонь любви. … Я сделал, что мог, кто лучше может, пусть сделает».

Материалы Ольги ИВИЦКОЙ (Севастополь), Аллы ХАНИЛО (Ялта), Ивана СЕВАСТЬЯНОВА (Ялта), Ирины СТЕЛЬМАХ (Симферополь), Юрия КАЗАЧЕНКО (Одесса), Александра ГАВРЕЛЮКА (Москва), Яны Пайоли (Лион, Франция), Елены Зайцевой (Кисловодск) и др. обобщила Лариса ЛЫСОВА.


От редакции. Удивительная и трагическая судьба Г.Г. Москвича достойна отдельной книги. Остается еще множество вопросов и неточностей. Поиски продолжаются. Просим всех, кто обладает какой-либо информацией, связанной с именем Г.Г. Москвича, поделиться ею с редакцией «Старой Ялты».







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа



Наша группа на FACEBOOK