ОДИН ГОД ИЗ ЖИЗНИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

В Доме-музее А. П. Чехова в Ялте в рабочем столе писателя хранится брошюра «Отчёт правления Ялтинского благотворительного общества, состоящего под августейшим покровительством Её Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Александровны за 1903 год. Ялта. Типография Вахтина, соб. д., 1904».

ОДИН ГОД ИЗ ЖИЗНИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВАКак известно, Чехов принимал активное участие в деятельности общества: он значится в списке действительных членов, избранных в 1898 году, а в протоколе Общего собрания членов Ялтинского благотворительного общества от 8 мая 1903 года зафиксировано: «За отказом Г. Ф. Ярцева и смертью П. К. Богдановича единогласно избраны в члены комиссии по постройке пансиона «Яузлар» г-жа Л. П. Княжевич и А. П. Чехов». Официально Антон Павлович был участковым попечителем о нуждающихся приезжих больных. В Доме-музее писателя имеются копии уведомлений Ялтинского благотворительного общества от 22 мая 1901 года и 14 июня 1902 года об избрании его на эту должность.

С 1775 года в России было предоставлено право частным лицам и обществам учреждать благотворительные заведения. Но первоначально разрешение давалось лишь Высочайшею властью. До 1861 года благотворительные общества существовали только в 8 городах, к 1891 году они имелись почти в каждом городе империи.

Ялтинское благотворительное общество утвердило свой устав 16 июня 1869 года, а 5 июня 1871 года был открыт приют для постоянно живущих и воспитывающихся в нём детей. Общество находилось под покровительством императрицы Марии Александровны, что позитивно сказывалось на финансовых возможностях организации, поскольку члены императорской фамилии оказывали щедрую финансовую поддержку различным филантропическим акциям и мероприятиям. Так, Великие князья Алексей Александрович и Александр Александрович внесли по 300 руб. в кассу Общества для открытия первого в уезде детского приюта.

В 1903 году Ялтинское благотворительное общество состояло под покровительством Великой княгини Ксении Александровны, родной сестры Николая II. К этому времени при Обществе имелись уже детский приют, детский денной приют, приют для хроников, попечительство о бедных, попечительство о нуждающихся приезжих больных, народная столовая и чайная, убежище для рожениц, ночлежный приют, пансион «Яузлар», бесплатный врач для бедных.

Детский приют
До июня 1903 года приютом заведовали Л. И. Розанова и Е. А. Клаус; врачом состоял Ф. А. Мерьемсон. К 1 января 1904 года в приюте состояло 18 девочек и 13 мальчиков в возрасте от 5 до 14 лет.

Дети обучались в третьем городском и земском училищах. Ежедневно, от 4-х до 6-ти часов зимою, от 9-ти до 12-ти и от 2-х до 5-ти часов летом девочки под руководством помощницы надзирательницы учились шить и чинить платье и белье, вязать и вышивать; мальчикам преподавалось сапожное мастерство особым мастером-учителем.

Маленькие ежедневно занимались с надзирательницей и её помощницей в соответствии с программой детского сада: заучивание молитв, стихов, пересказ прочитанного, счёт, пение, рисование, вырезывание и проч.
Все дети убирали здание приюта до ухода в школу, а две старшие девочки оставались помогать в уборке белья и по хозяйству.

С ноября регент Александро-Невского собора А. В. Сакун безвозмездно руководил хором.

Ксения Александровна пожертвовала 50 рублей на устройство в приюте ёлки, дети получили игрушки и сласти. А «в день тезоименитства Августейшей покровительницы Общества было устроено чтение с туманными картинками и подвижные игры».

Всего на содержание приюта в 1903 году было израсходовано 5838 руб. 59коп.

Детский денной приют имени М. Г. Нестеренко

Приютом в разное время заведовали М. В. Ладыженская, А. В. Ярцева и А. И. Баух. Врачом работал П. А. Тамбурер, смотрительницами - Е. П. Павловская и В. Н. Кольберг. М. Г. Ярцева безвозмездно занималась с детьми грамотой.
Приют помещался в доме, предоставленном в бесплатное пользование М. Г. Нестеренко; верхний этаж дома сдавался, и наёмная плата обращалась на содержание приюта. К 1-му января 1904 года в приюте состояло 25 детей в возрасте от 2 до 7 лет.

Дети проводили в приюте время с 6 часов утра до 5-ти вечера зимой и до 7-ми летом. Занятия велись по системе детского сада (рисование, раскрашивание, плетение, вышивание, игры). Старшие дети обучались грамоте, счёту, шитью. Лечение больных детей велось в приюте и на квартирах детей. Лекарства выписывались за счёт Ялтинской городской Управы, а позднее из средств приюта.

В 1903 году на содержание приюта было израсходовано 1681 руб. 56 коп.

Приют для хроников

Попечительницей приюта состояла А. В. Ярцева, в ее отсутствие - О. А. Снеткова, помощницей - С. П. Даль. В течение года в приюте было 68 больных.

Попечительство о бедных

В состав попечительства входило 17 попечителей и 15 заведующих отдельными участками, один, имеющий дело с пришлыми бедными (Е. А. Нечай), и одна заведующая складом вещей (до апреля М. В. Рабинович, затем Е. П. Ставраки). Председателем попечительства в январе и феврале был Г. С. Имшенецкий, а следующие месяцы - З. А. Таргонская.

К 1-му января 1904 года попечителями состояли: Н Я. Виноградов (с 1902), О. Н. Дилец (1898), М. П. Дульерова (1901), Ф. О. Жаров (1903), Я. Р. Журавлёв (1903), Г. С. Имшенецкий (1897), В. Н. Кольберг (1903), Л. Д. Курчанинова (1903), А. Д. Левый (1900), Е. А. Нечай (1897), М. Ф. Олехнович (1901), И. А. Сиротенко (1903), А. С. Скульский (1901), Е. П. Ставраки (1903), З. А. Таргонская (1901), А. З. Татаринова (1901).

О каждом лице, обратившемся за помощью, соответствующий попечитель наводил справки по месту жительства просителя для выяснения его семейного положения, имущественного состояния, трудоспособности и т. д. по подробному опросному бланку. Полученные данные обсуждались на заседаниях попечительства, определялись размеры и сроки выдачи пособия или устанавливалась необходимость призрения в каком-либо учреждении. В экстренных случаях попечители оказывали помощь, не дожидаясь заседания. Ввиду недостаточности средств экстренные пособия выдавались в размере не более 2 руб.; попечители также прибегали к помощи частных благотворителей. Общество помогало нуждающимся не только деньгами, но и продуктами, одеждой, топливом, платило за квартиры, обеспечивался присмотр за больными на дому и пр.

Попечитель о пришлых бедных выдавал только единовременные пособия, большей частью в небольших размерах. Большинство его клиентов получали билеты на обед и ночлег на 2-3 дня, в случае болезни и больше; некоторым покупали билеты на пароход до ближайших портов. Билеты, пожертвованные Русским и Российским пароходными Обществами, которые ежегодно приходили на помощь Благотворительному обществу, выдавались лишь до дальних портов. На пароход клиентов отправляли с провожатым; здоровым билеты выдавались только в исключительных случаях.

Попечительство выдавало некоторым нуждающимся билеты в народную столовую, а по закрытии её вошло в соглашение с содержателями трактиров на Старом базаре и столовой при чайной попечительства о народной трезвости, которые отпускали обеды по билетам попечителей. За 1903 год было выдано 1939 билетов.

На бесплатное пользование баней было выдано 328 билетов, главным образом пришлым ночлежникам и учащимся подросткам. С содержателями бань существовало такое же соглашение, как и с содержателями столовых.
В ноябре попечительством была устроена общая квартира для 3-х больных клиенток, которые нуждались в медицинской помощи и уходе и не могли быть помещены в лечебные учреждения; уход за ними был поручен женщине, также призреваемой попечительством. Больных навещал 2 раза в неделю городской фельдшер и, по мере надобности, врач-заведующий городской амбулаторией. Обстановка квартиры была пожертвована Е. А. Клаус, А. В. Ярцевой, А. В. Татариновой и М. А. Усатовой. Обед брался из Пушкинской столовой.

Попечительство о нуждающихся приезжих больных

В 1903 году попечителями состояли А. Я. Безчинский, С. Ф. Ветютнева, О. А. Снеткова, М. Ф. Ставраки. За нуждающихся уплачивались взносы в пансионы и санатории, выдавались пособия деньгами и обедами, изредка платьем, предоставлялось помещение и содержание на льготных основаниях. Этой цели отвечало учреждение пансиона «Яузлар», в котором лица, вносящие даже всю установленную плату, не оплачивали расходов на содержание и помещение: стоимость последнего выручкой от пансионеров не покрывалась, и на содержание пансиона приходилось доплачивать до трёх тысяч рублей из средств Попечительства.

Народная столовая и чайная

Попечительницей была В. Г. Швединова; столовая помещалась в подвальном этаже Ночлежного приюта Ялтинского благотворительного общества. С октября 1902 года деятельность столовой была расширена за счет субсидии в 1800 рублей, полученной по ходатайству таврического губернатора. В виде «приплаты» также за каждую отпущенную в столовой порцию борща выдавалось 5 копеек. Борщ с хлебом и мясом отпускался за 6 коп., причём ни количество борща, ни хлеба ограничено не было: каждый уплативший 6 коп., съедал столько, сколько хотел. Фактически такой обед обходился столовой около 12 коп.

В 1903 году субсидия эта прекратилась, но изменить порядок, установленный в столовой, к которому уже привыкли её многочисленные посетители, Правление нашло неудобным и постановило продолжать отпускать обеды в столовой по той же цене, по крайней мере, в течение зимних месяцев. В том же помещении, что и столовая, находилась чайная Общества, работавшая с 7 утра до 8.30 вечера.

Главными посетителями чайной были ночлежники, проводившие здесь утренние и вечерние часы, а в случае отсутствия работы и дурной погоды – и целый день. Чай отпускался не только порциями, но и кружками, причём уплативший 1 коп. получал кусок сахара и сколько угодно чая, 2 куска отдельно стоили 1 коп. Продажа чая по такой дешёвой цене была возможна благодаря тому, что И. Ф. Токмаков ежемесячно жертвовал 5 фунтов плиточного чая, который и шёл на заварку. Однако этот порядок вызывал злоупотребления со стороны посетителей и при большом числе их был слишком убыточен, так как жертвуемого чая далеко не хватало.

Весной, после Пасхи, когда прошёл период острой нужды и безработицы, столовую закрыли, так как расходы на неё ложились непосильным бременем на бюджет Общества. Тогда же была закрыта чайная.

Убежище для рожениц имени Е. Ф. Штангеевой и П. К. Смирнова

Попечителем убежища была до ноября Ф. К. Татаринова, а затем за её отказом до конца года – В. Г. Швединова; почётным попечителем - д-р П. К. Смирнов, врачом - П. П. Миклашевский. В 1903 году убежищем воспользовались 209 рожениц. Израсходовано на его содержание было 2688руб. 88 коп., т. е. 12руб. 86 коп. на каждую больную. Всё больничное бельё безвозмездно стиралось в образцовой прачечной гостиницы «Россия».

Ночлежный приют

Попечителями приюта состояли М. М. Копотилов и Н. Н. Пискунов, позднее - И. М. Захари. В 1903 году ночлежный приют впервые функционировал без перерыва на летние месяцы. Находился он в принадлежавшем Благотворительному обществу здании на Массандровской улице, принимал на ночлег только мужчин, а для женского отделения «в виду малочисленности ночлежниц» (от 3-7 в сутки) нанимались две комнаты в доме Голощаповой на той же улице.

Плата за ночлег составляла 3 коп., причём неимущие по запискам попечителя приюта и участковых попечителей от нее освобождались. Кроме того, бесплатно ночлег предоставлялся в первые три дня Пасхи и три дня Рождества. При ночном приюте имелась чайная, в которой чай отпускался по 4 коп. за пару и 1 коп. за кружку. В 1903 году в приюте ночевало 53 712 человек.

Комитет по постройке пансиона «Яузлар»

3 декабря 1902 года по постановлению Общего собрания Ялтинского благотворительного общества был образован Комитет по постройке пансиона «Яузлар». В состав Комитета вошли доктора Б. П. Ножников (председатель), И. Н. Альтшуллер, П. К. Богданович, П. А. Тамбурер, П. П. Розанов (секретарь), а также О. А. Снеткова, А. Я. Безчинский, М. Ф. Ставраки.

Проект трехэтажного здания на 43 комнаты составил архитектор О. Э. Вегенер. Стоимость содержания в «Яузларе» с медицинским наблюдением определялось в 50 руб. в месяц, 600 руб. в год и 15000 руб. – обеспечение содержания одной койки на вечное время. Стоимость устройства 1 комнаты имени жертвователя определялась в 2000 руб.

Врач для бедных

Врачом для бедных Общества был определен П. А. Тамбурер, который сделал за год 750 посещений.

Всего в учреждениях Общества содержалось в течение года 430 человек.
Общая ценность принадлежащего Благотворительному обществу имущества на 1-е января 1904 года составляла 108 500 руб. В Обществе состояли 31 почётный и 321 действительный член.

Пожертвования

В пользу учреждений Общества делались разнообразные пожертвования.
В числе жертвователей в пользу детского приюта в 1903 году были графини Кронгельм и А. А. Аргутинская-Долгорукая, князь Д. М. Цыцианов, В. А. Овчинникова, А. А. Генглез, А. М. Каубиш, А. Черкез и г-жа Фок, которые пожертвовали «31 марселевое покрывало, 31 образок к постелям, 37 аршин бумазеи, 37 аршин холста бумажного, 63 аршины бязи и 110 аршин сарпинки».

Учебные пособия – книги, игры и игрушки поступили от А. В. Ярцевой, А. М. Каубиш, К. И. Ансельм, В. Е. Овчинникова, М. К. Первухина, г-жи Бахтеевой, графа Бржедовского, Лидии Саранеевой, Серёжи Клауса, Н. О. через секретаря Общества М. Ф. Ставраки, насл. Пташникова, Г. Айваз, магазина «Детский Рай», г-жи Синани, г-на Маркелиса. Провизией и лакомствами: от А. В. Ярцевой, А. М. Каубиш, А. К. Станкевич, г-жи Петровой, М. П. Первухина, г-жи Трощинской, К. Я. Вальтер, И. И. Милькумец, В. С. Коссович, г. Новохацкого, г. Парфёнова, Ф. А. Мерьемсон, магазинов: Терещенко, «Сбережения», Фольтова, Кириакова, Тарактеева, Баркова, сестёр милосердия Ялтинской Общины и от бывшей служащей детского приюта.

Делали скидки Обществу в размере от 4 до 10% магазины Волковой, Таракчиева, Левентона, Мердимшаева, Файнберга и Бекирова.

В течение года в пользу Детского денного приюта были пожертвованы детские платья, материи, посуда, игрушки и лакомства г-жой Алашеевой, кн. Л. А. Долгоруковой, г-жой Духовской, г-жой Елеонской, А. М. Каубиш, Н. Г. Михайловской, Е. П. Пешковской, А. В. Ярцевой.

В приюте для хроников имелись бесплатные кровати имени кн. М. А. Дундукова-Корсакова – 2, М. Н. Раевского – 1, А. Я. Желтышева – 1, А. С. Хвощинской – 1, графа С. В. Орлова-Давыдова – 1, кн. Н. А. Барятинской – 1, имени М. Ф. Мирошниченко – 2, Николаевская – 4, Николаевские на средства города – 3, полуплатная доктора А. А. Андрезена – 1.

Н. С. Бакуниной пожертвовано 180 руб. на содержание одного приезжего больного за время с 27 декабря 1902 года по 27 октября 1903 года.
Пожертвования также поступили от С. М. Попова – шкаф и книги, от г-жи Е. М. Ножниковой – платья.

В кассу Благотворительного общества ежемесячные пожертвования вносили Е. Г. и И. С. Апостоловы, А. Я. Безчинский, О. В. Богданович, Ф. А. Бегун, П. И. Веденисов, А. М. Дмитревский, О. Н. Дилец, кн. Долгорукова, О. И. и В. Н. Качаловы, Б. П. Ножников, П. П. Розанов, О. А. и Г. С. Снетковы, А. А. Спендиаров, Д. Г. Томашевский, кн. В. В. Трубецкой, Л. Н. Шаповалов, А. В. и Г. Ф. Ярцевы и др.

В пользу Попечительства о нуждающихся приезжих больных книгами и вещами жертвовали Ю. В. Волкова, г-жа Ковалевская, г-жа Голубева, А. Б. Синани, Л. И. Розанова и др., а также магазины Пташниковых, Мизуча, Пфейфера, Умерова, Шрейберг. Кроме того, магазины Пташниковых, Умерова, Бекирова, Фермана, Мизуча, пекарня Таракчиева, аптека Гофшнейдера и Гольдвера делали скидку на товарах, хлебе, посуде и лекарствах. Владелица местной библиотеки Ю. В. Волкова 4 года бесплатно предоставляла пансионерам «Яузлара» абонемент на 10 книг.

В пользу Убежища для рожениц почётный член Общества А. М. Каубиш пожертвовала около 500 руб.

Правлением было возбуждено ходатайство перед Городской Думой об ассигновании 800 руб. на устройство изоляционной комнаты. Это ходатайство было удовлетворено Думой в 1904 году.

Ф. К. Татаринова привлекла пожертвования на постройку и на лотерею в пользу Убежища (И. А. Синани пожертвовал рояль).

Показательно, что зачастую жертвователями являлись целые семьи: Ножниковы, Овчинниковы, Первухины, Розановы, Синани, Татариновы, Шаповаловы, Ярцевы.

Наталья НИЧИПОРУК,
старший научный сотрудник
Дома-музея А. П. Чехова в Ялте







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK