Архитектор Месмахер – создатель Массандровского дворца

«Смерть лишь конец одного дня. Мертвым сном спит лишь тот, кто никогда не жил. Никогда не умрет тот, кто однажды Жил».
Такие слова из эпитафии выдающемуся зодчему XIX столетия Максимилиану Егоровичу Месмахеру, создателю Массандровского дворца Александра III, начертала на его надгробном памятнике в Дрездене вдова архитектора - Варвара Андре.


Архитектор Максимилиан МесмахерАрхитектор Максимилиан МесмахерМаксимилиан Месмахер прожил яркую интересную жизнь, полную творческих успехов, отдав отечественному искусству весь свой дар художника и общественного деятеля. 21 марта 2014 г. исполнилось 172 года со дня рождения этой незаурядной личности.

В Крыму яркий талант архитектора воплотился в сооружении Массандровского дворца Александра III в Верхней Массандре. 22 марта Массандровскому дворцу исполнилось 112 лет. Так, с разницей в один день соединились эти даты — день рождения великого зодчего и одного из его лучших архитектурных творений.

Архитектор получил признание при жизни, выполняя многочисленные заказы на строительство крупных сооружений, дворцов, особняков, общественных зданий, широко известных жителям и гостям Петербурга. Его талант был отмечен вниманием членов императорской семьи, он получал великокняжеские и высочайшие заказы. Высок был и авторитет М. Месмахера в художественном мире. Дар Месмахера органично сочетал черты тонкого художника, дизайнера и архитектора. Блестящий рисовальщик, чьи произведения хранятся в Эрмитаже, Академии художеств, Максимилиан Егорович основал школу «технического рисования», получившую дальнейшее развитие в советское время, известную как Ленинградское высшее художественное училище им. В. И. Мухиной.

Сведений о детских годах архитектора сохранилось совсем немного. В семье обрусевшего немца, ремесленника-каретника из Петербурга Георга Месмахера Максимилиан был младшим из троих сыновей, родившимся 21 марта 1842 г. Отец скоро умер, и семья осталась без всякой материальной поддержки. Однако мать, Дарья Карловна, рачительная и трудолюбивая хозяйка, несмотря на бедность, сумела своим сыновьям дать хорошее воспитание и образование. Старший брат Федор стал врачом, Георг - юристом, Максимилиан - архитектором.

Начальное образование Максимилиан получил в училище св. Петра в Петербурге, где, вероятно, талант ребенка был замечен. В 16 лет юный Месмахер поступил учеником в рисовальную школу Общества поощрения художеств. Через два года, в 1860-м году, юноша стал студентом Академии художеств по классу архитектуры.

Максимилиан Егорович был архитектором, в буквальном смысле, со студенческой скамьи. Год спустя после поступления в Академию, в 1861 г. будущий зодчий был награжден Малой серебряной медалью за проект охотничьего замка. В 1865-66 гг. он стал обладателем Малой и Большой Серебряных медалей за рисунки с натуры. В 1867 г., в год окончания «альма-матер», Максимилиан удостоился Большой золотой медали, дававшей право на четырехлетнюю оплачиваемую стажировку в Италии (заграничный пенсион). Пенсионерские отчеты архитектора по окончании стажировки вызвали всеобщий восторг в Академии художеств.

Вместе с товарищем по учебе В. Косовым Месмахер представил проект реставрации античного театра на Сицилии, в г. Таормине. Работа на Сицилии была трудной и кропотливой. Прежде чем приступить к обмерам древнего театра, ему пришлось потрудиться и как археологу, производить раскопки. Месмахер показал себя и как талантливый акварелист, представивший на суд академистов–профессоров более двухсот акварельных рисунков, созданных во время путешествия по Бельгии, Германии, Италии, Испании. В 1875 г. Академия художеств послала графические работы архитектора на Всемирную выставку в Вену, где международное жюри присудило ему медаль «За искусство».

Получив диплом на звание академика и чин титулярного советника, Месмахер окунулся в кипучий водоворот дел. Он был очень деятельным зодчим, перечня творческого наследия мастера хватило бы на несколько поколений архитекторов.

Интерьер дома кн. ГагаринойИнтерьер дома кн. ГагаринойСооружения Месмахера в Петербурге очень органично вписывались в историческую городскую застройку. На 1870-80-е годы приходится пик творческой активности архитектора. Он составляет проекты внутренней отделки и иконостаса Смольного собора, интерьера дома Гагариной на большой Морской, реконструирует Дом Императорского общества поощрения художеств, строит церковь Косьмы и Дамиана на углу Знаменской улицы. Значительной и технически смелой была работа архитектора по реставрации Исаакиевского собора. В 1882 г. при его непосредственном участи проходили уникальные ремонтные работы, связанные с неравномерной осадкой здания.

Церковь Косьмы и ДамианаЦерковь Косьмы и ДамианаИмя зодчего приобретает широкую известность. В 1880-х гг. ему поручаются заказы на проектирование дворца для брата Александра III - великого князя Алексея Александровича. Месмахер отделывает парадные и приемные залы дворца великого князя Владимира Александровича, создает особняк для внука императора Николая I – великого князя Михаила Михайловича. Архитектор стремится совместить в одном здании элементы различных стилей, выступая как замечательный мастер историзма, добивается новизны и свежести общего впечатления. Одновременно Максимилиан Егорович работает над новой отделкой Аничкова дворца для Александра III и императрицы Марии Федоровны, создавая высокохудожественные интерьеры.

Архив государственного СоветаАрхив государственного СоветаВ эти же годы Месмахер безвозмездно трудится над сооружением здания Архива государственного Совета на углу Миллионной улицы, за которое удостаивается ордена Станислава 3-й степени. Это далеко не полный список творческого наследия мастера.

Интерьеры построек архитектора, созданные на интерпретации стилей прошлого, строятся на гармоничном сочетании пространственной и художественной связей. Месмахер владел всеми видами художественного творчества, опровергая разницу между «высоким» искусством и прикладным.

Центральное училище технического рисования им. барона А.ШтиглицаЦентральное училище технического рисования им. барона А.Штиглица«Лебединой» песней Месмахера, по словам одного из самых серьезных исследователей его творчества архитектора Т.Е. Тыжненко, стало общественное здание – музей Центрального училища технического рисования им. барона А. Штиглица, готовившего мастеров декоративно-прикладного искусства для промышленности России.

Максимилиан Егорович возглавил Центральное училище с 1879 г., став его бессменным директором до 1896 г. Под его руководством создавалась методика подготовки будущих художников–дизайнеров. Месмахер сам составлял устав и программу училища, система обучения в котором была близка к академической.

Курс в учебном заведении составлял 5 лет. К художественным предметам относились рисование, черчение, съемка художественно-промышленных предметов, живопись акварельными, клеевыми, масляными красками, живопись по фаянсу и фарфору, гравирование по дереву, эмальирование, чеканка, резьба по дереву и слоновой кости. Сам директор читал курс истории стилей и орнаментов, из практических дисциплин вел класс акварели с натуры.

Работы учеников и преподавателей училища становились год от года все популярнее и экспонировались на международных выставках. Месмахер сумел возродить искусство майолики, обучив этой тонкой технологии своих студентов. Его воспитанники впоследствии сами выполняли все отделочные работы в Аничковом дворце, великокняжеских особняках, Массандровском дворце, музее училища Штиглица.

Коллекция музея училища насчитывала 15 тысяч произведений декоративно-прикладного искусства и являлась необходимым звеном в процессе изучения студентами истории развития прикладного искусства всех времен и народов.

Месмахер отличался редкой трудоспособностью. Выполнение заказов, преподавательская и общественная деятельность, десятилетнее строительство музея Центрально училища, формирование коллекции музея - сколько же было часов в сутках у этого мастера!… Сенатор Половцев вспоминал в своих мемуарах, что спать, порой, архитектору удавалось не более четырех часов.

В 1892 г., после приобретения имения Массандры Удельным ведомством, новый владелец - император Александр III поручает реконструкцию дворцового здания, возведенного еще архитектором Бушаром для князя Воронцова, М. Месмахеру. Практически не увеличивая объемы здания (таково было желание высочайшего заказчика), архитектор расширил его за счет полуоткрытых балконов, галерей, террас, которые усилили живописное начало постройки, заложенное еще в бушаровском проекте.

Массандровский дворецМассандровский дворецПо решению Месмахера, дворец, задуманный в романтическом духе, архитектурным прототипом которого стали французские замки долины реки Луары, должен был своим ярким декором вторить южнобережной природе. Именно поэтому архитектор «одевает» существующее здание в богатый декоративный убор, вводя в его оформление многочисленные декоративные элементы – фигурные кровли, изящно оформленную мансарду, разнообразные по форме дымовые и вентиляционные трубы, декоративные вазы, различные архитектурные детали, завершающие крышу и галереи.

Для придания особого «звучания» дворцу, Месмахер стены здания облицовывает желтой керамической плиткой. В завершенном виде Массандровский дворец приобрел черты позднего французского барокко начала XVII в. - эпохи короля Людовика XIII.

В ноябре 1900 г. Месмахер писал: « В настоящее время работы как по внешней, так и по внутренней отделке дворца приведены почти к концу и исполнены с таким старанием, так солидно и добросовестно, что они, как я и надеялся, вполне могут оправдать оказанное мне августейшим заказчиком милостивое доверие». Однако принят дворец был только в 1902 г.

25 января 1902 г. распоряжением главного Управления Уделов была назначена комиссия для приемки дворца, в состав которой вошли управляющий удельными имениями «Массандра» и «Ай-Даниль» Качалов, архитектор имения «Ливадия» Бибер, помощник заведующего делопроизводством Главного управления Уделов Иларионов.

Комиссия приступила к приемке дворца в присутствии помощника строителя дворца (т.е. Месмахера) – Оскара Эмильевича Вегенера, бухгалтера Управления имения Массандра Боева и приказчика Проценко, позже назначенного смотрителем дворца. 22 марта 1902 г. был подписан акт об окончании строительных работ, в котором указывались некоторые отступления от первоначального проекта. Эта дата и считается днем рождения Массандровского дворца.

К сожалению, дворец в Верхней Массандре был обделен вниманием последнего царственного владельца - императора Николая II . Александр III, скончавшийся в 1894 г., не увидел дворец в завершенном виде. Для его сына окончание строительных работ было только моральным обязательством перед памятью отца. Семья Николая II выезжала в Массандру только на короткий дневной отдых, пикники, государь любил охоту в окрестностях имения.

В 1896 г. М. Месмахер, не смирившись с нарушениями условий завещания барона Штиглица со стороны почетного попечителя училища технического рисования А.А. Половцева, подает прошение об отставке и уезжает с семьей в Германию, г. Дрезден. В Массандре М. Месмахер появляется редко. Строительными работами руководит его сподвижник Оскар Вегенер – талантливый архитектор, мастерски воплотивший проект Месмахера, сведений о котором, увы, сохранилось крайне мало. Исследователь биографии и творчества Вегенера историк Александр Бондаренко нашел «крымский след» деятельности Оскара Эмильевича.

После упорных поисков исследователь установил, что Вегенер, потомок древнего немецко-балтийского рода, наряду с архитектором Н.П. Красновым, был одним из учредителей Ялтинского технического общества. На бывшей улице Виноградной (ныне Чехова) и углу ул. Боткинской до сих пор стоит его сооружение – бывшая гостиница «Метрополь» в стиле модерн, сегодня закрытая на реставрацию. Ялтинцам это здание известно в советское время как гостиница «Украина». В Средней Массандре сохранилась дача архитектора на территории бывшего Мордвиновского парка, в которой сейчас проживает несколько семей. Пока (надеемся, что только пока) не найдено и фотографическое изображение Оскара Вегенера.

Массандровский дворец, более двадцати лет существующий как музей в составе Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника, неспешно, но приоткрывает свои тайны. Известно, что отделочные работы внутренних помещений выполняли бывшие студенты училища Штиглица – лучшие ученики Месмахера. Зодчий давал им и заработок, и практику в различных областях декоративно-прикладного искусства. Благодаря сотрудничеству с исследователем из Петербурга Андреем Роденковым мы узнали новые сведения об авторе уникальных майоликовых панелей, украшающих нижний вестибюль дворца Эмиле Кремере – лучшем керамисте Максимилиана Егоровича. Этот мастер впоследствии возглавил Художественные мастерские Императорского фарфорового завода.

Более достоверную информацию о художественно-слесарном заводе Карла Винклера, мастера которого создавали оригинальный портал камина из черненой меди в Бильярдной комнате, нам помогли получить сотрудники информационно-издательской фирмы из С.-Петербурга – Галина Корнева и Татьяна Чебоксарова. Сотрудники Массандровского дворца – музея очень благодарны всем исследователям за новые сведения по истории дворца.

О творчестве М. Месмахера написано довольно много статей, серьезных исследований. А вот о семейной жизни Месмахера довольно скупо упоминает только известный исследователь творчества архитектора – Татьяна Тыжненко в своей монографии «М. Месмахер», изданной в 1984 г.

В 2009 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях, в № 228, Андрей Иванович Роденков написал о семье Месмахера и истории его любви, перед которой меркнут все современные «мыльные сериалы».

Супруги МесмахерСупруги МесмахерМаксимилиан Егорович женился поздно, в 50 лет. Жена была моложе на 23 года. Супругой архитектора стала его бывшая студентка – Варвара Андре, уроженка Мелитополя. Там ее отец, Александр Андре, выходец из Франции, был начальником молоканских колоний и основателем пяти станиц, названных по именам дочерей: Александровка, Софиевка, Настасьевка, Варваровка, Мариинка. Впервые Месмахер, будучи уже директором, увидел Варвару на экзамене в училище Штиглица и поначалу не выделял ее среди других учениц.

Максимилиан Егорович был очень внимателен ко всем студенткам, поэтому каждая девушка была уверена, что он именно в нее влюблен. Да и в Месмахера трудно было не влюбиться: интересный, живой, стремительный. Черные, как ночь, глаза в минуту гнева метали искры. Львиная грива волос, чуть тронутых сединой. Варвара тоже была хороша – черноглазая красавица, с толстой косой цвета воронова крыла, доходящей до колен. И смелая, и скромная, но очень способная ученица. Постепенно Месмахер стал замечать симпатичную воспитанницу. Это его внимание для Вари однажды едва не обернулось трагедией.

Кто-то из злых завистниц-сокурсниц зимним вечером из-за угла Симеоновской церкви облил девушку серной кислотой, когда та возвращалась домой. К счастью, обошлось. Пострадала лишь шуба и меховой воротник. С тех пор Максимилиан Егорович отпускал девушку домой только в сопровождении служителя. Но высказать свои чувства открыто Месмахер не мог. Позже он признался Варваре Александровне, что ждал черкешенку, которые, как он слышал, первыми делают предложение руки и сердца. Сам бы он никогда не решился. Варя и поступила как черкешенка, чему Максимилиан был страшно рад. Но до свадьбы дело дошло лишь через 5 лет, т. к. мать архитектора не давала благословения на брак с православной. В результате Варвара Андре не выдержала и повезла Месмахера в Германию, где состоялось их венчание в лютеранской церкви.

В 1892 г. в семье появился первенец – маленький Максик. Затем в жизни Максимилиана Егоровича настала черная полоса. Через три года мальчик умер от менингита. Архитектор после конфликта с наследниками Штиглица и А. Половцевым выехал в Дрезден. Варвара Александровна вспоминала, что муж после увольнения из училища, детища, которое он сам и создал, замкнулся в себе, став мрачным и молчаливым. На небольшой выставке, представленной в одной из витрин в залах Массандровского дворца, есть семейное фото четы Месмахеров конца 1890-х г.г. Как на нем выделяются уставшие и потухшие глаза великого зодчего!

После смерти супруга в 1906 г. Варвара Андре с дочерью Элеонорой вернулась в Петербург, где жила с сестрами до 1918 г. Вдова архитектора умерла по неосторожности. Спасая чертежи и эскизы мужа, хранившиеся в тяжелых папках, в суровое революционное лихолетье, Варвара Александровна банально надорвалась. Удивительные рисунки и чертежи зодчего хранятся в семейном архиве потомков Месмахера в Петербурге.

Массандровский дворец, как и все постройки архитектора, отвечает высоким конструктивным и функциональным требованиям. Удивительно, как в нем одинаково комфортно могли существовать и довоенный санаторий «Пролетарское здоровье», и институт вина и виноделия «Магарач», разместившийся здесь ненадолго после войны, и загородная резиденция руководителей СССР, и музей, действующий с 1992 года.

Максимилиан Месмахер намного опередил своих современников в использовании современных технологий, тонко уловил дух времени, создав на грани эпох – историзма и модерна архитектурный шедевр в Крыму – легкий, нарядный, устремленный ввысь замок в горной Массандре, хранящий поворотные моменты отечественной истории. Нестареющий, несмотря на почтенный возраст.

Живи, дворец! Живи как доказательство силы таланта твоего создателя!

Ирина ПЛУЖНИК – зав. отд. экспозиций Массандровского филиала КРУ «АДПМЗ»







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK