ПАМЯТИ ДРУГА. И. Н. АЛЬТШУЛЛЕР

Статья С.В. Паниной «Памяти друга. И.Н. Альтшуллер» была опубликована в №6 «Нового журнала» (Нью-Йорк) в 1943 году.

С.В. Панина. Портрет работы И. РепинаС.В. Панина. Портрет работы И. РепинаСофья Владимировна Панина, «красная графиня», – владелица имения в Гаспре, где в начале 1900-х годов жил и лечился Л.Н. Толстой. Одна из крупнейших землевладелиц России. В молодости, в семье второго мужа матери П.И. Петрункевича, увлеклась идеями Бакунина. Активно занималась благотворительностью, на свои средства построила множество школ и больниц по всей России.

Товарищ министра государственного призрения, а потом – народного образования во Временном правительстве, депутат Петроградской городской думы, член ЦК партии кадетов.

После тюрьмы и суда Революционного трибунала в 1918 году уехала на юг, в марте 1920-го навсегда покинула Россию. За границей активно занималась помощью русским эмигрантам. Умерла в США в 1956 году на 84-м году жизни.


Все истинно героическое и созидающее о себѣ не только не кричит, но забывает и не успѣвает говорить. Нѣт мѣста словам там, гдѣ вся энергія сосредоточена на дѣйствіи.

Вѣроятно, именно это свойство скромных общественных строителей прошлой Россіи и является причиной того, что о цѣлой области русской общественной жизни конца прошлаго и начала нынѣшняго столѣтія так поразительно мало написано. Это область русской земской медицины. А между тѣм, это одна из самых замѣчательных страниц не только исторіи медицины, но и исторіи русской культуры.
Это, к тому же, безцѣнный документ человѣческаго героизма и безкорыстнаго, самозабвеннаго служенія ближнему, обществу и родинѣ.

Думаю, что исторія эта теперь уже никогда не будет написана так, как она бы этого заслуживала, т. е. рукой человѣка, который сам был участником этого строительства и сам горѣл его священным огнем.

Думаю я это потому, что в лицѣ д-ра Исаака Наумовича Альтшулера, скончавшагося 27 іюня в Нью Іоркѣ, мы потеряли послѣдняго из русских земских врачей, не только дожившаго до нашего времени, но воплощавшаго в себѣ тѣ традиціи, которыми когда-то жила земская Россія.

Родился И. Н. в 1870 году, в Тамбовской губерній, в городѣ Липецкѣ. Гимназію он окончил с таким выдающимся аттестатом, что в Округѣ ему было дано понять, что перед ним откроется блестящая карьера если... он перемѣнит вѣру и примет православіе. Он отказался, и поступил на медицинскій факультет Московскаго Университета. Окончил он его в началѣ 90-х годов прошлаго столѣтія и был одного выпуска с А. И. Шингаревым, будущим извѣстным членом Государственной Думы.

Перед обоими открывалась блестящая научная карьера, Альтшуллера оставляли при университетѣ. Оба молодые врача отказались от личной карьеры и матерьяльной обезпеченности и пошли на скромную земскую службу, в глухіе медвѣжьи углы крестьянской Россіи. Шингарев уѣхал в Тамбовскую губернію, Альтшуллер получил мѣсто земскаго врача в городѣ Торжкѣ, Тверской губерній. Тут впервые встрѣтилась и я с ним.

Свой земскій опыт И. Н. начал однако еще на студенческой скамьѣ, когда поѣхал в командировку на холерную эпидемію. В тѣ годы такая поѣздка означала двойной и смертельный риск: от болѣзни и от темноты народа, который полагал, что холеру «распускают доктора» и что поэтому их слѣдует убивать.

Помню блестящій состав земских врачей при Новоторжской земской больницѣ того времени. Ему мог бы позавидовать люібой столичный госпиталь. Не только выдающіеся врачи, но и лучшіе люди среди них шли тогда на земскую службу. При уѣздной земской управѣ был образован спеціальный врачебный совѣт, вѣдавшій не только лечебным, но и санитарным дѣлом всего уѣзда. Работа кипѣла, довѣріе крестьянства к больницам быстро завоевывалось, росло и принимало подчас трогательныя формы.

Разсказы И. Н-ча об этих первых годах его работы были неисчерпаемы. Помню, что он между прочим пріобрѣл совсѣм особое довѣріе игуменьи Новоторжскаго женскаго монастыря, женщины умной и строгой, сдѣлавшей его врачем, состоявшим при монастырѣ. Она служила торжественные молебны о здравіи раба Божія Исаака, когда послѣдній тяжко заболѣл и должен был покинуть Торжок.

Бурно открывшійся туберкулезный процесс помѣшал И. Н-чу продолжать свою земскую работу на сѣверѣ Россіи и ему пришлось поселиться в Крыму, в Ялтѣ. Но пять лѣт участія в общественной земской работѣ наложили на него несмываемую печать и он на всю жизнь остался «земским врачем». И никогда не мог он забыть рѣки Тверцы, окаймленной живописными монастырями города Торжка, и осталась она для него, вмѣстѣ с Москвой, дорогим образом той утраченной родины-Россіи, по которой так тосковала его душа в изгнаніи.

Кто из побывавших на южном берегу Крыма в первые двадцать лѣт нынѣшняго столѣтія не слышал имени доктора Альтшуллера и не встрѣчал его лично? Думаю, что почти никто, настолько была велика его врачебная репутація и настолько велико его участіе в земской, городской и общественной работѣ.

Дворцовая, аристократическая и бюрократическая знать, группировавшаяся около царской резиденціи «Ливадіи», писатели, художники, артисты, земскій «третій элемент», бѣдствовавшіе и погибавшіе от туберкулеза студенты, работницы на табачных плантаціях, полудикія татарскія женщины, которых приходилось приручать и пріучать к больницам и к обращенію за необходимой врачебной помощью — вся эта громадная шкала человѣческих жизней, страданій, скрытых трагедій и нужды, наконец смерти, заполняла жизнь и душу врача.

Человѣк неутомимой энергіи и воли, И. Н. всегда что-то создавал, организовывал. Лошади никогда не выпрягались из его коляски (автомобили появились гораздо позднѣе) и он не знал покоя ни днем, ни ночью. Его трудами создавалась санаторія для врачей имени Императора Александра III, но его самым любимым дѣтищем в Ялтѣ была больница «Яузлар».

В ней находили пристанище и заботливый уход пріѣзжіе неимущіе туберкулезные больные, для которых именныя койки оплачивались организаціями, земствами и отдѣльными лицами-жертвователями. И. Н. неутомимо собирал для этого средства.

Он же первый устроил в Ялтѣ сбор «Бѣлой ромашки», цвѣток, который был, в международном масштабѣ, эмблемой борьбы с туберкулезом. Он был одним из основателей Русской Секціи Международной Лиги для борьбы с туберкулезом, в центральном комитетѣ которой он представлял Россію, вмѣстѣ с лейб-медиком Л. Б. Бертенсоном и профессором В. В. Воробьевым.
В знак признанія его заслуг на этом поприщѣ, ему на Вcepocсійской Гигіенической Выставкѣ 19ІЗ года был присужден почетный диплом «За 20 лѣт полезной дѣятельности по борьбѣ с туберкулезом».

Живя в Крыму, южное побережье котораго было так оторвано от быта и жизни центральной Россіи, И. Н. продолжал принимать живѣйшее участіе в развитіи земской и общественной медицины не только в мѣстном, но и во всероссійском масштабѣ. Был постоянным участником с'ѣздов, как Пироговскаго Медицинскаго Общества, так и земских, санитарных, курортных, спеціально туберкулезных, а также и международных. Свой ежегодный мѣсячный отпуск он употреблял на научную работу в заграничных клиниках и лабораторіях, пополняя и совершенствуя свои знанія.

Естественно было поэтому для д-ра Альтшуллера оказаться в самом фокусѣ врачебной организаціонной дѣятельности в Крыму, когда грянула война 1914 года. Довѣріе к нему как врачу, как безкорыстнѣйшему человѣку, как умѣлому администратору, об'единило вокруг него и Земскаго Союза, который он представлял, всѣ отдѣльныя, часто состязавшіяся между собой вѣдомства помощи больным и раненым. Он к этому времени совершенно покорил и бурнаго генерала Думбадзе, главноначальствовавшаго на южном берегу Крыма, выславшаго когда то Альтшуллера из Ялты во имя «чистки» Крыма от «нежелательных элементов». Теперь Думбадзе довѣрял ему абсолютно, произносил тосты за Земскій Союз и гордился «достиженіями» об'единеннаго врачебнаго фронта в Крыму.

В руках Альтшуллера было сосредоточено управленіе всѣх развернувшихся во время войны на Крымском побережьѣ госпиталей и санаторій для офицеров и солдат нашей арміи. Он завѣдывал и личным госпиталем Императрицы в Ялтѣ, в котором помѣщались раненные офицеры, присылаемые государыней из Царскосельскаго госпиталя.

Евреям было в тѣ времена запрещено, без особаго в каждом случаѣ разрѣшенія, пребываніе в той части южнаго берега Крыма, которая считалась «царской резиденціей». Ялта была в центрѣ этого заповѣдника. Случилось так, что во время войны в Алупкинскій военный госпиталь, в числѣ других нижних чинов, было прислано нѣсколько солдат-евреев. Усердствовавшее полицейское начальство тотчас же распорядилось их оттуда убрать. Извѣщенный об этом, И. Н. заявил, что немедленно подаст в отставку, если этих солдат тронут с мѣста и если не будут принимать в больницы евреев на одинаковых правах с другими военными чинами. Справедливость требует признать, что генерал Думбадзе всецѣло поддержал требованіе д-ра Альтшуллера.

Исторія взаимоотношеній самовластнаго генерала и д-ра Альтшуллера являет собой прелюбопытную психологическую картину двух противоположных начал, нашедших какую то базу для взаимнаго довѣрія и сотрудничества, базу основанную на взаимной честности отношеній. И когда, послѣ большевистскаго переворота, вдова Думбадзе, преслѣдуемая и всѣми брошенная, ютилась, скрываясь, в какой то нищенской трущобѣ, тот же д-р Альтшуллер навѣстил ее и помог ей.

Характерно для И. Н-ча еще и то, что когда уже здѣсь, в Америкѣ, друзья просили его записать эту страницу исторіи, его отвѣтом было: «Слишком много придется о себѣ говорить».

Нечего и говорить о том, что всѣ занимавшіяся Альтшуллером должности и вся его общественная работа никѣм и никогда не оплачивались. Жил И. Н. со своей многочисленной семьей на средства своей частной практики, но отнюдь не за счет производимой общественной и государственной работы.

Его щепетильность в этом отношеніи даже превосходила тѣ высокіе принципы врачебной и общественной этики, которыми руководствовались в тѣ времена русская интеллигенція и земская Россія.
Он никогда не пользовался автомобилем Земскаго Союза для своих огромных раз'ѣздов, а ѣздил на собственной машинѣ, всегда оплачивая тот газолин, который с готовностью предлагался ему безвозмездно Земским Союзом. Всегда за свой собственный счет ѣздил в Москву на дѣловыя совѣщанія, вызывая этим недоумѣніе своих коллег.

Когда наступила революція, И. Н-чу пришлось пережить в Ялтѣ два большевистских переворота, власть нѣмецкую и управленіе Добровольческой Арміи. Он был арестован большевиками и спасен от разстрѣла заступничеством большевика же, своего бывшаго паціента, который, памятуя прошлое добро, не дал его в обиду. В конфликтах с новыми владыками, так же как и с прежними, побѣждал тот «человѣк», та личность, которую являл собой Исаак Наумович.

Лѣтом 1920 года И. Н. с семьей выѣхал в Константинополь и больше ему в Россію вернуться не пришлось. За рубежом своей страны он продолжал не только свою личную медицинскую практику, но и безплатную помощь русской бѣдствовавшей эмиграціи, и одному Богу извѣстно, сколько жизней он спас и сколько горя облегчил. Отказа в помощи у И. Н-ча никогда не было. Константинополь, Берлин, Прага и наконец Америка — вот этапы скитанія этого русскаго человѣка, выброшеннаго из своей родины.

Земскій гуманист дополнялся в И. Н-чѣ умом широким, об'ективным, всепонимающим и жаждавшим знанія. Образованіе его было велико и разносторонне. Кромѣ медицины и ея исторіи, его особенно интересовала исторія вообще. Он превосходно знал русскую исторію и русскую литературу. Знал нѣсколько языков и литературы других народов. С любовью собирал он всю свою жизнь книги и его огромная библіотека тѣсно срослась с ним, составляя как бы часть его существа.

Политически он примыкал в Россіи к партіи Народной Свободы. Отсюда, из далекой Америки, Исаак Наумович со страстью слѣдил за борьбой Россіи с Германіей, жалѣя о том, что его старческія силы не позволяют ему вернуться на поле битвы и отдать свою жизнь за пламенно любимую им родную страну.

Но нам, его современникам, со стороны виднѣе, и мы знаем, что он был одним из тѣх вѣрных сынов Россіи, которыми в прошлом она строилась и держалась и которые не смертью своей, а жизнью и дѣлами запечатлѣли свою любовь и преданность ея народу.

1943 г. Нью Хэйвен
С. Панина.

---------------------
Дорогие друзья! Если у вас есть какая-либо информация по этой теме, мы с удовольствием разместим ее на сайте!
Приглашаем также к сотрудничеству музейных работников, краеведов и всех, кто обладает любой информацией по истории Южнобережья.
Напишем историю Города вместе!
Наш адрес: llisova@yandex.ru







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK