«Там все в молчанье ласкает взгляд...»

Дворец Александра III в Массандре
Эта серая глыба с башней и странными контрфорсами выхвачена прямо из средних веков. Она угрюма и мрачна, как остатки жилья какого-нибудь барона или маркграфа. Ее стиль не определен... Но она импонирует и навевает что-то суровое и холодное. Этой природе, этим скалам и лесам, этому наступившему молчанию окружающего нельзя было дать товарища более подходящего, нежели этот дом. Он не закончен со смертью Воронцова..»(1).

Дворецъ. Акварель Л. Премацци. 1889 г.Дворецъ. Акварель Л. Премацци. 1889 г.Так выглядел дворец в Верхней Массандре, когда в 1889 году удельное ведомство приобрело Массандровское имение для царской семьи Александра III. Перед дворцом были разбиты обширные цветники, в которых преобладали розы. Только в 1880 году, когда лишь шли работы по планировке этой местности и заготовке строительного материала для дворца, садовник Юркевич «размножил до 4 тысяч самых лучших роз для будущей посадки около нового дома» (2), как сообщалось управляющим Воронцовским имением.

Дворец и парк занимали на уступе горных отрогов относительно ровную площадку, с которой открывался прекрасный вид на море и Ялтинскую долину. А выше дворца, поднимаясь по склонам гор к самым их вершинам, начинался дикий и сумрачный лес. Княгиня Горчакова, путешествуя в середине прошлого века по Крыму, писала в своих воспоминаниях: «Я нигде не видела таких громадных старых орехов, таких темных кипарисов, таких могучих дубов и буков, как в этой части Ялтинского уезда, и когда проезжаешь по лесам Массандры, таинственный мрак, царствующий повсюду, напоминает о священных рощах древней Галлии, о друидических камнях, о долменах Бретани; с последними имеют разительное сходство природные большие серые камни с верхушками, разбросанные около дороги и лежащие в самой чаще леса группами и одиноко».(3)

Александр III хорошо знал эти места. Его мать, Мария Александровна, супруга императора Александра II, была тяжело больна туберкулезом. Для того чтобы облегчить состояние ее здоровья, Александр II по совету врачей приобрел имение Ливадия. Приезжая в Крым, Мария Александровна старалась бывать и в других местах Южного берега Крыма.

Общiй видъ ДворцаОбщiй видъ ДворцаОсобенно легко дышалось ей в Массандровских лесах, насыщенных смолистым запахом черной сосны. Чистый горный воздух, обилие сосновых деревьев, близость моря делали это место благоприятным для легочных больных. Специально для императрицы Марии владельцы Массандровского имения, Воронцовы, обустроили часть леса: проложили хорошие аллеи, дорожки, оборудовали видовые площадки. Основная дорога, поднимающаяся вверх к Яйле на 3-4 версты, была спланирована так, чтобы за каждым ее поворотом открывались новые живописные виды. Это место стали называть «парком императрицы Марии».

Первый владелец Массандры М.С. ВоронцовПервый владелец Массандры М.С. ВоронцовПрекрасное его описание мы находим в тех же воспоминаниях графини Горчаковой: «Дорога беспрестанно делает повороты, и на каждом из них открывается новая картина, одна прекраснее другой. Кругом шумит густой бор, стволы гигантских сосен обросли вековым мхом, на сучья всползают цветущие грозди белого как снег клематиса, пунцовые и зеленые кисти какого-то ползучего растения, крепкие как железо темно-коричневые путы старого плюща и винограда, а внизу по корням лесных великанов расстилаются изумрудной сетью безымянные лианы юга, испещренные полевыми цветами, слоем высохших листьев и разноцветными бархатными мхами.

Забываешь, что тут вблизи море, и вдруг, как в фантастической панораме, оно выплывает у ног ваших, выглядывает из лесной просеки, то нескончаемой синей пеленой, то улыбающейся светлой дугой, обрамленной красивыми, веселыми долинами пестрой Ялты... Улеглись душевные волнения, отлетели далекие грустные думы, нервы успокоились, и мысль, окрыленная общением с природой, радостью, забывая суетность и пустоту обыденной жизни, вызвала картины прошлого...» (4)

Для того чтобы подышать целебным воздухом, отдохнуть и душевно успокоиться, Мария Александровна в каждый свой приезд в Крым посещала Массандру. Нередко в этих поездках принимала участие вся семья и, конечно, Александр, наследник, будущий император.

А когда появилась возможность приобрести у наследников Воронцовых Массандровское имение, Александр III делает это в надежде, что одному из его сыновей, Георгию, тяжело страдающему скоротечной чахоткой, будет легче находиться в этом благодатном климате. Мария Федоровна, супруга Александра III, в свои приезды в Крым старалась как можно чаще бывать с Георгием в Массандре. В ее письмах неоднократно встречаются описания ее прогулок в Массандровские леса и гроты. (5) И Массандровский дворец, который простоял недостроенным ровно 10 лет, Александр III в 1892 году решает достроить и оборудовать, прежде всего думая о Георгии.

Однако планам не удалось сбыться. Врачи посоветовали Г еоргию жить в более теплом климате, и его увозят на Кавказ, поселяют в Абас-Тумане, где он скончался в 1899 году. А самому Александру III так и не пришлось увидеть дворец в завершенном виде, так как через два года после начала его перестройки, в октябре 1894 года, император умер. Его сын, Николай II, в память об отце приказал окончить строительство и оформление дворца, сохранив все вензеля Александра III и Марии Федоровны, которые архитектор предполагал ввести в декор фасадов и интерьеров.До сих пор дворец в Массандре называют Александровским, несмотря на то, что Александр III в нем никогда не жил.

Необычна судьба дворца. С начала 1830-х годов на этом месте стоял небольшой «барский», как его называли в то время, либо «экономический» дом, построенный графом М.С. Воронцовым, который владел Массандровским имением с 1828 года. Архитектура этого дома была очень характерна для всех южнобережных построек того времени: простой в плане, с открытой галереей, обращенной в сторону моря.

Известный краевед Е.Марков, автор «Очерков Крыма», писал о таких домах: «Не столько дом, сколько галерея, не столько тепла, сколько прохлады и уютности» (6). Глубокие, обширные веранды не давали возможности проникнуть в дом прямому солнечному свету, поэтому комнаты в течение всего дня сохраняли утреннюю прохладу. И сама Массандра с ее своеобразным микроклиматом способствовала хорошему отдыху в летнее время.

Современники писали: «... для наслаждения природою вы отправитесь вверх, в горную или верхнюю Массандру, где виднеется изящный летний домик князя Воронцова, залитый кругом коврами цветников, купающийся в зелени лесов, в прохладе горных ручьев. Сюда, под покровом Яйлы, спасается от тропического июльского зноя Алупки ее владелец» (7)

Дом этот был довольно хорошо обустроен, что дало возможность принимать в сентябре 1827 года императора Николая с супругой Александрой Федоровной, путешествовавших по Крыму. Вот как описывается эта поездка: 16 сентября «их императорские Величества прибыли в Массандру, где назначали ночлег. Bся Массандра была иллюминирована 17 сентября в 8 часов утра Ее Величество изволила погулять пешком в прекрасном саду Массандры.

В 10 часов вышел из комнат Государь император и приветствовал особ, собравшихся у входа. Веселое расположение Государя императора сообщалось всем окружающим. Все отправились верхом в том приятном расположении духа, в котором как-то особенно нам всем нравится быть. Многочисленная кавалькада следовала по большой дороге, с которой открывается обширный вид на Ялту и долину Ай-Василь и Дерекой. Здесь Августейшие посетители долго любовались роскошною картиной природы, а потом ехали тихо, любуясь на каждом шагу очаровательными видами». (8)

В 1878 году от сильной бури значительно пострадал вороцовский Массандровский дом и наследник М.С. Воронцова, его сын Семен, решает не восстанавливать дом, а построить на eго месте дворец. В отличие от Алупкинского дворца, который строился специально для проведения больших празднеств, для приема многочисленных гостей, Массандровский должен был главным образом служить местом отдыха одной семьи. В этом дворце не предусматривалось обустройства больших парадных залов, все должно было способствовать созданию во дворце атмосферы уюта и комфорта. Исполнить пожелание заказчика было поручено Французскому архитектору М. Бушару.

Видъ на дворецъ съ Хаоса.jpgВидъ на дворецъ съ Хаоса.jpgПо всей вероятности покоренный живописной красотой местечка, отведенного для строительства дворца, архитектор предлагает Воронцовым проект, выдержанный в романтических формах. В архитектурном решении этого проекта Бушар исходил из художественного образа французских королевских дворцов-замков, строившихся на протяжении XVI-XIX веков звдоль живописных берегов реки Луары.

Компактность форм, трапециевидная основная кровля, башни в стиле средневековья по центральному фасаду и сама кладка слегка отесанного серого камня придали всему облику дворца суровость. В настоящее время мы об этом можем судить лишь по воспоминаниям, дошедшим от тех лет, и фотографиям.

Александру II импонировал этот дворец и своим местонахождением, и своими объемами. Довольно крупный, рослый мужчина, которого нередко называли «русским богатырем», он не любил больших помещений. По отзывам современников, он лучше чувствовал себя в уютных маленьких комнатах. В Петербурге он предпочитал жить в небольшом Гадчинском дворце. В Ливадии - в Малом, специально для него построенном (когда он был еще наследникам), там он продолжал жить, став императорам, в том же дворце и скончался.

Приобретя Массандровский дворец, он решил сохранить его в тех же объемах, лишь только докончить строительство и оформить интерьеры. Выполнить это он поручил довольно известному в те годы, много работавшему по заказам царской семьи академику русской архитектуры Максимилиану Егоровичу Месмахеру.

«В зиму 1891-1892 годов, - вспоминает Месмахер, - мне было объявлено через князя Л.Д. Вяземского, исправляющего тогда должность Управляющего Департамента Уделов, Высочайшая воля Государя Александра II о поручении мне постройки для Его Величества дворца в имении Верхняя Массандра с использованием, по возможности, сушествующими там стенами неоконченной постройки прежнего владельца этого имения князя Воронцова.

Ввиду маломерности этой старой постройки я просил князя Вяземского объяснить мне: желает ли Государь Император, чтобы в будущем Дворце, кроме помещений для Самого Государя и Государыни Императрицы, имелись помещения для Их Августейших детей и необходимой прислуги, требуется ли также поместить в самом дворце кухню; требуется ли конюшня и прочие необходимые службы? На все эти вопросы первейшей важности для составления проекта, князь Вяземский не мог мне дать никакого положительного ответа и поэтому испросил мне аудиенцию у самого Августейшего заказчика Дворца.

1-го марта 1892 года Государю Императору Александру III благоугодно было принять меня в Аничковом дворце (9), где он и соизволил дать мне общие указания относительно будущего дворца. Получив эти указания, я, по осмотре местности, немедленно приступил к составлению проектов, которые я имел счастье лично представить Государю Императору Александру III в Александрию (10).

Рассмотрев означенные проекты, Государь Император тогда же, 6 июля 1892 года, соизволил одобрить их» (11).

Весною 1893 года начались строительные работы по перестройке Массандровского дворца. В то же время Месмахер приступил к составлению рисунков для внутреннего его убранства. Как пишет архитектор, его очень волновала «затруднительность положения, вызванная маломерностью старого здания и трудностью согласовать исполнение намерений Государя Императора с возрастающими требованиями дворцового обихода» (12).

В связи с этим он решает, почти полностью сохранив весь объем бушаровского дворца, в торцовых — южном и северном — фасадах сделать небольшие пристройки, в которых разместить просторные и светлые ванные комнаты царских особ, что отвечало новым требованиям комфорта.

Ванную императора архитектор отделывает великолепными голландскими керамическими плитками, а в ванной императрицы, отделанной красным деревом, двери и створки шкафов и туалетных столиков украшает изящными росписями, выполненными акварелью по дереву (в технике довольно сложной и редко встречающейся в оформлении интерьеров).

Несмотря на незначительные пристройки, внешний облик дворца сильно изменился. Это было вызвано, прежде всего, смещением композиционных акцентов в планировке архитектурных объемов. В раннем дворце в восточном фасаде главную роль играли две средневековые башни, выступающие на гладкой стене.

Видъ Дворца съ нижней терассыВидъ Дворца съ нижней терассыТеперь Месмахер, пристраивая небольшой вестибюль и прихожую второго этажа, создает центральный ризалит, превышающий объемы соседних башен. Он завершает его могучим фронтоном с резными барочными украшениями и флагштоком.

В ту пору подъехать ко дворцу можно было только с восточной стороны. Дорога, подводящая ныне к западному фасаду дворца, была проложена позднее. Для того чтобы сделать восточный фасад более торжественным, Месмахер строит здесь красивую, закругленную в плане лестницу, как бы охватывающую центральный ризолит широким маршем ступеней.

К существующим башням архитектор прибавляет еще одну — самую высокую, с четырехскатной кровлей (у Бушара она была небольшой). Он поднимает ее над уровнем крыши и, как бы подчеркивая ее главенствующее положение, завершает медной позолоченной фигурой двуглавого орла, который был виден со всех точек Ялты и ее окрестностей.

Видъ Дворца съ большой террасыВидъ Дворца съ большой террасыСтроительство балконов, террас, галерей, которые буквально опоясали дворец, придало ему характер открытости солнцу, воздуху, природе. И самое главное — Месмахер отесывает старые суровые стены бушаровской постройки и покрывает их светло-желтой метлахской плиткой, на фоне которой выделялись многочисленные красивые резные в камне детали декора дворца. Это сделало дворец нарядным и праздничным.

Массандра. ДворецъМассандра. ДворецъОсобенно живописные формы приобрело завершение здания. Фигурные кровли, красиво оформленные металлические ажурные решетки, каменные балюстрады, декоративные вазы и другие различные украшения и архитектурные детали составили удивительный по красоте силуэт дворца, который как бы вторит природе, гармонически сливаясь с ней. Тогда же у дворца были высажены островерхие секвойи, пихты. Площадка перед дворцом, разбитая на ряд террас, была украшена скульптурами, вазами, бассейном и цветниками.

Александру III нравился дворец. Он посещал Массандру во время строительных работ. Летом 1894 года, когда еще ничто не предвещало трагедии, император «во время одной из прогулок по Массандровскому парку соизволил милостиво упомянуть о рассмотрении... рисунков» (13) оформления интерьеров. Проекты декора комнат дворца, законченные Месмахером, были одобрены Александром III, и летом 1894 года начались работы по оформлению помещений. При составлении эскизов отделки интерьеров, по всей вероятности, в какой-то степени были учтены личные вкусы императора. Как любящему все русское, Александру III было приятно видеть в отделке комнат обилие дерева: резные панели и двери, перила лестниц. В буфетной была сложена большая красивая изразцовая печь, как это бывало в старинных русских особняках.

Месмахер оформлял комнаты с таким расчетом, чтобы сделать их более уютными. Для того чтобы зрительно уменьшить объем столовой, «доставшейся» от Бушара, он делает очень высокими панели и спускает деревянные балки перекрытия.

Месмахер считался одним из лучших мастеров по оформлению интерьеров, и это очень хорошо проявилось в Массандровском дворце. Он использует разные породы деревьев — дуб, орех, клен, красное дерево. Обрабатывает их разными художественными приемами: резьба по дереву сменяется интарсией, выжигание с подкраской — бронзовыми накладками.

Расписные и лепные потолки, красочные майоликовые изразцы, резной мрамор каминов в сочетании с красной и желтой медью обшивки их проемов, витражи, живопись по стеклу и акварельные росписи по дереву составили великолепный убор комнат, каждой из которых архитектор придал особый художественный образ.

Переходя из одной комнаты в другую, попадаешь то в строгую приемную императора, то в торжественный его кабинет, то в интимную опочивальню, или же нарядную и праздничную гостиную императрицы. Как старинный рыцарский зал оформлена столовая — одно из лучших помещений дворца. Та гармония, которая достигнута в искусном использовании синтеза архитектуры и декоративно-прикладного искусства, создает особую атмосферу уюта и комфорта, что отвечало требованиями заказчика. Но, к сожалению, это уже не увидел Александр III. Он, увы, так и не смог пройти по уже отделанным с полным блеском комнатам.

Над этим дворцом как будто постоянно висел злой рок. При первом его владельце, не завершив строительства, умер архитектор Бушар, а буквально через несколько месяцев скончался и владелец Массандры — Семен Воронцов. Не повезло дворцу и со вторым его владельцем: в самый разгар отделочных работ скончался император... Неисполненными остались заказанные для комнат императрицы гобелен и картина из майоликовых изразцов, не натянутыми на стены оказались шелковые ткани, специально для каждой комнаты приобретенные архитектором в России и за рубежом, не завезена была мебель и не обита бархатом, закупленным согласно эскизам.

Третий этаж дворца, предназначавшийся для детей, совсем не был оформлен. В заключении комиссии по приемке дворца об этом говорилось:«... ввиду кончины в 1894 году государя Императора Александра III и последовавшего вслед за сим Высочайшего повеления ныне благополучно царствующего государя Императора о достройке лишь дворца, без дальнейшего оборудования его, профессор Месмахер не счел возможным придать помещениям 3-го этажа того специального назначения, которое было намечено на проекте(14), т.к. такое устройство могло бы со временем оказаться или ненужным, или неудобным».(15)

Отделочные работы так и не были полностью завершены, потому что никто из Романовых не стал жить в этом дворце.
Как вспоминают современники, Марии Федоровне показался этот дворец мрачным. Она не переехала сюда с семьей. Возможно, стечение неприятных обстоятельств и вызвало у нее такое отношение к дворцу. Во время приездов своих в Крым она по-прежнему останавливалась в Ливадийском Малом дворце, где ей все напоминало о счастливых днях, проведенных в нем с супругом. В память о нем она повелела выложить крест из разноцветных пород деревьев в паркете, перед тем креслом, в котором скончался Александр III. Николай II также не покидал Ливадию, а в Массандру они приезжали только на дневной отдых, прогулки в лес, в горы, пикники, охоту.

Со строительством дворца в Массандре связано имя известного художника А.П.Боголюбова. В «Памятной записке» Месмахера есть упоминание о том, что он гостил у императора в Царском Селе, очевидно, в 1893 году. Несомненно, император обсуждал с ним эскизы перестройки и оформления дворца, и в разговоре он «изволил вновь выразить Высочайшую волю Свою о непременном исполнении... Его заказа, о чем г. Профессор Боголюбов, — как пишет Месмахер, — по приказанию Государя Императора тогда же поставил меня в известность» (16)

Этот художник был тесно связан с царской семьей. Еще от Александра II он получил заказ на исполнение картин из истории морского флота России. Он сопровождал наследника Николая в поездке по Волге, давал уроки рисования детям Александра II, в том числе и Александру. Позже стал преподавать живопись Марии Федоровне, а для Александра III стал консультантом по всем вопросам, связанным с изобразительным искусством.

Александр III рано начал увлекаться коллекционированием художественных произведений. Вначале он собирал фарфор и изделия прикладного искусства, затем стал приобретать картины. По его просьбе Боголюбов, будучи во Франции, покупал для него работы западно-европейских художников, каталоги выставок и все интересное в художественном отношении. Во время одного из приездов Александра III в Париж Боголюбов вводит его в мастерские не только французских художников, но и русских, работавших там в качестве пансионеров Академии Художеств.

Так, Александр Александрович, еще будучи наследником, знакомится с Репиным, Поленовым, В.Васнецовым, Антокольским, Савицким и другими художниками, покупает у них картины, делает заказы на новые. В Петербурге император посещает все академические выставки и выставки передвижников, пополняя свою коллекцию. На одной из выставок передвижников Александр III заметил ее устроителям: «Как жаль, что я к вам все поздно попадаю на выставку, все хорошее раскуплено, скажите, когда ваша выставка открывается обыкновенно?» — «На первой неделе поста, в воскресенье». — «Надо будет на будущий раз устроить так, чтобы я мог приехать к началу».(17)

Правление товарищества передвижных художественных выставок учло пожелание Александра III извещать его об открытии новых выставок. В январе 1889 года оно обратилось к членам ТПХВ с письмом: «Имея в виду посещения XVII выставки Их Величествами, необходимо, чтобы она была вполне устроена к 23 февраля. Открытие же для публики последует 26 февраля». (18)

Помимо посещения выставок, часто Александр III заказывал картины художникам через Боголюбова. Ему нравились работы крепкой реалистической школы (новые направления в искусстве, в том числе К.Коровина, он не принял). Коллекция императора росла, он сам составлял ее каталоги, мог самостоятельно провести несложные реставрационные работы картин своего собрания.

Незадолго до кончины, когда его живописная коллекция уже насчитывала около одной тысячи произведений, он решил основать в Петербурге, по примеру П.М. Третьякова, музей русского искусства и передать в него из своей коллекции работы русских мастеров. Завершить это начинание уже пришлось его сыну — Николаю II. В 1895 году был создан, а в 1898 году принял первых посетителей Музей Русского искусства императора Александра III. (19)

Примерно одна треть живописных полотен, составивших первую экспозицию музея, была передана из собрания Александра III. Среди них картины, ставшие гордостью русского искусства: «Портрет графини Самойловой, возвращающейся с бала» Брюллова, «Покорение Сибири Ермаком» Сурикова, «Христос и Грешница» Поленова, «На войну» Савицкого, «Гитарист» Тропинина, «Дубы» Шишкина, «Притихло» Дубовского, авторские повторения «Оттепели» Васильева, «Сватовство майора» Федотова и многие другие.

При жизни Александра III его коллекция была размещена во всех дворцах: Александровском в Царском Селе, Аничковом, Зимнем, Гатчинском, в Коттедже (Петергофе), В Спале (Польша), в Беловеже (Белоруссия). Картинами он хотел наполнить и Массандровский дворец. Но это, к сожалению, осталось только в проектах Месмахера: «в бильярдной 17 крюков для картин... в опочивальне —13... в кабинете его Величества —14...»

Не наполнился Массандровский дворец и фарфором, который Александр III очень любил. Он не только коллекционировал фарфоровые и фаянсовые изделия, а очень активно участвовал в жизни императорского фарфорового завода. Исследователь русского фарфора Вольф писал: «Счастьем для императорского фарфорового завода было то обстоятельство, что заводу в направлении художественной деятельности пришлось считаться со вкусом такого любителя и знатока фарфора, каким был Александр III».(20)

Он просматривал почти все эскизы новых образцов для производства фарфора, эскизы росписи, одобрял, иногда вносил правки, подписывал их к исполнению. В бытность Александра III один экземпляр новых изделий фарфора оставался в музее завода, один передавался императору. По заведенной издавна традиции перед Пасхой Императорский фарфоровый завод, Колыванская фабрика и иногда другие художественные фабрики устраивали в царском дворце выставки новых изделий и художественно выполненных пасхальных яиц. Многое с этих выставок приобреталось императором. И, конечно, часть этих покупок пошла бы в Массандровский дворец...

Не наполнился дворец в Массандре и музыкальными звуками. Вся семья Александра III была очень музыкальна. Хорошо играла Мария Федоровна, дети, особенно Ксения, Николай. По вечерам музицировали, играли в четыре руки (что позже стало обязательным в семье Николая II). Александр III прекрасно играл на геликоне. Для него специально был заказан инструмент, соответствующий его большому росту. По его инициативе в Петербурге был создан «хор любителей духовой музыки», который систематически собирался и давал концерты. Александр III легко читал партитуру, нередко становился сам за дирижерский пульт. Но, к сожалению, в Массандровском дворце ничего этого не было... При жизни Александра III была лишь приобретена в Петербурге и завезена в Массандру фисгармонь, но залы еще не были оформлены, и вряд ли кто-нибудь на ней играл.

Дворец остался пустой. Ни мебели, ни предметов искусства и быта сюда не завезли. Лишь немного «светильников» и «стенников» да кое-что из мебели для отдыха: «турецкие диваны», кресла... Охраняли дворец вахтер-смотритель да два сторожа. Неподалеку от дворца были построены казармы, где размещались солдаты, несшие охрану всей территории.

Николай II, как при организации музея Александра III, так и в Массандре, выполняя волю отца, продолжил строительство дворца и обустройство его территории. У Месмахера мы читаем: «Осенью 1898 года ныне благополучно царствующий Государь Император во время посещения постройки Массандровского дворца, соизволил изъявить свое согласие на содержание стенок около дворца в видах предохранения площадки, на которой построен дворец, от земляных обвалов и размытия дождей». (21)

Скульптурныя композицiи ДворцаСкульптурныя композицiи ДворцаСогласно пожеланиям Николая II Месмахер внес дополнения в проекты и построил напротив восточного фасада дворца довольно высокую подпорную стену. Сделав ее полукруглой, он тем самым композиционно связал ее с парадной лестницей дворца, образовав красивый курдонер. На стене были установлены крупные декоративные вазы, высокие колонны с ажурными металлическими украшениями, большие арки, оформленные сочными барочными рельефами. В них были размещены скульптуры Аполлона и Гермеса (копии с античных образцов).

Въездные ворота «охраняли» львы — скульптурные отливки с работы известного скульптора-анималиста Бари. Вся подпорная стена была оформлена майоликовыми плитами, красной поливной черепицей. В нее были вмонтированы шесть фонтанов с маскаронами сатиров. По своему архитектурно-художественному решению эта подпорная стена органично вошла в общий дворцово-парковый ансамбль.

К 1900 году все работы были в основном выполнены. Месмахер писал об этом: «Работы как по внешней, так и по внутренней отделке дворца... ис¬полнены с таким старанием, так солидно и добросовестно, что он, как я надеялся, вполне может оправдать оказанное мне Августейшим заказчиком милостивое доверие» (22)

Почти всю работу по оформлению дворца выполняли самые талантливые ученики Месмахера — воспитанники Петербургского училища технического рисования имени барона А.Л. Штиглица, основателем которого и бессменным его директором на протяжении двадцати лет был Месмахер. Расписывал стены и потолки «ученый рисовальщик» М.Д. Салтыков, весь изразцовый убор изготавливал керамист Э.Я. Кремер, скульптурные работы выполняли В.И. Жилкин и А.Г. Бауман, росписи акварелью по дереву — О.А. Бейдеман, живопись по стеклу и витражи — Э. Тоде.

Кроме того, к отделке помещений были привлечены известные петербургские художественные фирмы, имевшие большой опыт в оформлении многих столичных дворцов и особняков на рубеже XIX-XX веков. Металлические детали оконных и дверных приборов и внутренние замки изготавливали для дворца тульские мастера.

Дворец обошелся Романовым «в 979756 руб. 27 копеек». Расходы производились не за счет казны, а из денег кабинета императора.

После приемки дворца от архитектора Месмахера специально созданной комиссией в марте 1902 года его можно было осмотреть, купив на то билет в конторе управления имением. Как писалось в путеводителях тех лет: во дворце «обстановки нет никакой». Но дворец вызывал интерес своей рукотворной красотой. Ялтинский горный клуб, который организовывал экскурсии по достопримечательностям города и окрестностей, давал в местной газете «Ялтинский голос» объявление об экскурсиях в Верхнюю Массандру. (23)

Массандровскiй паркъ. Аллея розъМассандровскiй паркъ. Аллея розъСудя по путеводителям предреволюционных лет, еще одно место в Массандре привлекало внимание публики: аллея роз. Еще при Воронцове садовник К. Кебах, под руководством которого разбивались парки в Алупке и Массандре, заложил в Нижнем Массандровском парке аллею, где высажено было 900 сортов роз. В таком состоянии эта аллея поддерживалась и при новых владельцах.

Вообще Нижний парк в Массандре отличался большим разнообразием цветников. Дочь последнего садовника Романовых Липаньского — Н.И. Щелгунова, чье детство прошло в домике садовника в Нижнем парке, с восторгом вспоминает о нем. Картины детства до сих пор стоят перед ее глазами: обилие цветущих деревьев, кустарников, газонов; тишина, которую нарушало лишь пение птиц... Таков в ее представлении должен быть рай!..

В одном из стихотворений тех лет поэт писал о дворцовом парке:

«Спешите, други,
от жизни гроз
Делить досуги
в аллею роз!

Там все в молчанье
ласкает взгляд,
Там роз дыханья
вас опьянят.

Чему-то внемлет
там кипарис,
Там розы дремлют,
склоняясь вниз.

Какой-то чары
те сны полны,
Судеб удары
там не слышны». (24)

И, очевидно, для того, чтобы отогнать от себя надвигающиеся судеб удары, отдохнуть душой, насладиться волшебной красотой и подышать целебным воздухом, Романовы часто приезжали в Массандру: «Поехали в Массандру, погуляли там и возились на сене, приготовленном на площадке Алексея...» (25) — записывает Николай II в своем дневнике.
А в лунные ночи император брал с собой детей и на автомашине совершал перед сном прогулку до Массандры: «Обедали на балконе при чудной луне. Вечером отлично покатались по Массандре». (26)

Видъ на МассандруВидъ на МассандруВ середине XIX века французский путешественник и писатель Дюбуа де Монпере, известный нам по альбому достопримечательностей Крыма, писал: «Во всем Крыму нет другого горного вида, который по красоте своей мог бы сравниться с видом на Ялтинскую долину с дороги из Верхней Массандры». В лунные ночи эти виды особенно романтически прекрасны. И Николай II записывает в своем дневнике: «Ночь была чудесная, и я снова поехал с Ольгой, Татьяной и Анастасией в моторе в Массандру..»

Давно уже нет тех людей, которые создавали дворец и для которых он предназначался, но он, как безмолвный свидетель тех лет, раскрывает одну из страничек богатой истории русской усадебной культуры прошлого века.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Филиппов. По Крыму. 1890, с397.
2. ГИМ ОПИ, ф. 60, oп. II, eд. хр. 2199, с. 13.
3. Воспоминания о Крыме кн. Е. Горчаковой. Ч II. М., 1884, с. 33.
4. Там же, с. 55-56.
5. ЦГАОР, ф.642, oп. 1, eд. хр. 608 (фр), с.62,100.
6. Е. Марков. Первая встреча с Крымом (сборник крымских рассказов). СПб, 1867, с. 129.
7. Очерки Крыма. Картины крымской жизни, природы и истории Евгения Маркова. СПб, 1872, с. 364.
8. С.Сафонов. Описание пребывания Императорской фамилии в Крыму в 1837г. Одесса, гортип, 1840.
9. Назван в честь капитана Аничкина, владельца всего соседнего поместья, носившего также его имя. Дворец расположен у Аничкова моста по берегу Фонтанки и по площади Александровского театра. Дворец сооружен в 1743 году по повелению Императрицы Елизаветы Петровны по проекту Расстрелли. На протяжении своего существования переходил к разным владельцам, С 1866 года — любимое местожительство Александра III. Здесь он собрал замечательную коллекцию художественных произведений, устроил дворцовую церковь во имя Александра Невского.
10. Александрия - роскошная, собственная Его Императорского Величества дача в Петергофе, проектированная еще при Александре I, но построенная при Николае I в 1830 году по проекту архитектора Менеласа в виде роскошного замка в готическом вкусе, с великолепным садом, спускающимся к морю. Эта дача, являвшаяся любимой летней резиденцией Императрицы Александры Федоровны (жены Николая I), получила название Александрии.
11. Памятная записка профессора Е. Месмахера по постройке Дворца Его Императорского Величества в Верхней Массандре. ГАРК, ф. 78, оп.1, eд. хр. 119, л. 169.
12. Там же, с.239.
13. Там же, с.240.
14. На 3-м этаже для пятерых детей Александра III предполагалось сделать для каждого по спальне и ванной комнате, а для наследника Николая, кроме этого, еще кабинет и камердинерскую.
15. ГАРК, ф. 78, оп.1, eд. хр. 48, с. 39.
16. Там же, eд. хр. 119, с. 240.
17. Товарищество передвижных художественных выставок, М.,1987, с312.
18. Там же, с.596.
19. После революции — Государственный Русский музей.
20. Вольф. Императорский фарфоровый завод. СПб., с.288.
21. ГАРК, ф.78, оп.1, eд. хр. 119, с. 241.
22. Там же, с.242.
23. Ялтинский голос, 30 июня 1918 г., №45 (266).
24. И. Мыслин. Акварели и легенды Крыма. М., 1915, с.50-31.
25. Из дневника Николая II.
26. Там же (май 1914 г.).

Пальчикова Аза Павловна. Искусствовед

-------------------
Дорогие друзья! Если у вас есть какая-либо информация по этой теме, мы с удовольствием разместим ее на сайте!
Приглашаем также к сотрудничеству музейных работников, краеведов и всех, кто обладает любой информацией по истории Южнобережья.
Напишем историю Города вместе!
Наш адрес: llisova@yandex.ru







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK