ОТЪ МОСКВЫ ДО ЮЖНАГО БЕРЕГА КРЫМА. 1861 г.

Путеводитель. 1861 г.Путеводитель. 1861 г.ОТЪ МОСКВЫ ДО ЮЖНАГО БЕРЕГА КРЫМА.

ПУТЕВОДИТЕЛИ,
составленные
ВЪ ЦЕНТРАЛЬНОМЪ СТАТИСТИЧЕСКОМЪ КОМИТЕТѢ
МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХЪ ДѢЛЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ. 1861.

ВЪ ТИПОГРАФIИ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДѢЛЪ.



ЮЖНЫЙ БЕРЕГЪ. ТОПОГРАФИЧЕСКIЯ И ИСТОРИЧЕСКIЯ СВѢДѢНIЯ.

Южнымъ берегомъ называется южная окраина Крыма, простирающаяся между хребтомъ Яйлою и Чернымъ моремъ, отъ мыса Сарыча до мѣстечка Алушты, длиною до 75 верстъ, а шириною, измѣняющаяся отъ 1 1\2 и 2 до 4, 5 и 7 верстъ.

Путь изъ Балаклавы на Южный берегъ проходитъ чрезъ широкую Байдарскую долину, закрытую горами отъ сѣвера и отъ моря, и принадлежащую къ самымъ живописнымъ въ Крыму, по своимъ великолѣпнымъ лѣсамъ, нивамъ и богатымъ пастьбищамъ. Байдарскiе высокоствольные лѣса поражаютъ своимъ величiемъ: въ нихъ растутъ сосны и лучшiе дубы въ Крыму.

Здѣшнiе фруктовые сады, въ которыхъ есть орѣховыя деревья необыкновенной толщины, прекрасныя яблони, груши, оливковыя деревья, равно какъ и виноградники, пользуются большою извѣстностью. На лугахъ и холмахъ, перемежающихся съ перелѣсками, пасутся большiя стада рогатаго скота и овецъ. Въ этой долинѣ беретъ начало Черная рѣчка, впадающая въ Севастопольскую бухту.

Вся долина вообще представляетъ сельскiй и пастушескiй характеръ; городовъ здѣсь нѣтъ и не было, но по долинѣ разбросано до 11 Татарскихъ деревень, изъ которыхъ замѣчательнѣе прочiхъ давшая имя долинѣ казенная деревня Байдары, въ которой считается до 200 д. жителей, почти исключительно Татаръ, и есть двѣ каменныя мечети. Отъ этой деревни на Южный берегъ идутъ двѣ дороги: одна по прекрасному шоссе, устроенному во время управленiя краемъ князя Воронцова, другая проселочная, направляющаяся влѣво, къ горному спуску, называемому «Мердвенъ» или «Чортовою лѣстницею».

Шоссе идетъ въ гору до такъ называемыхъ Форосскихъ скалъ, составляющихъ по этому направленiю вершину горнаго хребта, отдѣляющаго Байдарскую долину отъ Южнаго берега. На самой вершинѣ хребта построена княземъ Воронцовымъ большая каменная арка, называемая Крымскими или Байдарскими воротами. До подъѣзда къ этой аркѣ моря не видно.

Но при самомъ входѣ въ ворота, разомъ открывается одна изъ великолѣпнѣйшихъ картинъ природы, какiя можно гдѣ-либо встрѣтить: предъ глазами простирается, вправо - на необозримое пространство, синева Чернаго моря, а прямо - горный хребетъ Яйла и, на весьма далекое разстоянiе, Южный берегъ, съ его разбросанными холмами, хаосомъ скалъ, лѣсами, парками, виноградниками, по которымъ, при яркомъ солнечномъ освѣщенiи переливаются всѣ возможные цвѣта, на суровыхъ гранитныхъ скалахъ, на мрачныхъ лѣсахъ, зеленѣющихъ садахъ и виноградникахъ и на бѣлѣющихъ между ними виллахъ и домикахъ.

Полоса земли, занимаемая Южпымъ берегомъ, представляетъ ту особенность, что вдоль ея нѣтъ ни одной совершенно удобной пристани, что на ней нѣтъ пригодныхъ мѣстъ для городскаго устройства, и потому на ней никогда не было ни промышленной, ни торговой, городской жизни. Пристани, или собственно доступныя только бухты, по Южному берегу, извѣстныя какъ въ древности, такъ и нынѣ: Ласпи, между мысами Айя и Сарычемъ, Ялта, Урзуфъ, Партенитъ, Кучукъ-Ламбатъ и Алушта, суть только мѣста, возможныя для стоянки судовъ, но открытыя вѣтрамъ, и потому вовсе не безопасныя.

Древнѣйшiе обитатели этого побережья, Тавры или Тавро-Скифы, вели жизнь полудикую и разбойничью. Около временъ Р. Хр. промышленные Греки устроили по здѣшнiмъ берегамъ нѣсколько незначительныхъ факторiй, которыя были только промежуточными станцiями между богатыми ихъ торговыми городами на Киммерiйскомъ Босфорѣ и въ устьяхъ Днѣпровскаго и Днѣстровскаго лимановъ; въ среднiе вѣка торговали по этому побережью Византiйскiе Греки, Генуезцы и Венецiянцы; далѣе берегъ подпалъ подъ власть Турокъ, пока наконецъ, въ концѣ прошлаго столѣтiя, перешелъ, какъ часть Тавриды, подъ державу Россiи.

Отъ всѣхъ бывшихъ здѣсь народовъ остались по берегамъ и въ горахъ, отдѣляющихъ берегъ отъ внутренней или степной части Крыма, развалины нѣсколькихъ укрѣпленiй, которыми старались обезопасить себя здѣшнiе жители съ моря и съ сухаго пути; остались имена разныхъ местностей, Греческiя, Итальянскiя, и преимущественно Турецкiя, но никаких прочныхъ поселенiй или памятниковъ.

Русскимъ, по овладѣнiи этимъ берегомъ, пришлось создавать все снова. Лѣтъ сорокъ по покоренiи Крыма берегъ оставался пустыннымъ; на него обращалъ вниманiе Герцогъ Ришелье, прiобрѣвший тамъ себѣ участокъ земли, но тогда по новости края еще не было еще средствъ къ его устройству. Оживленiе этой прелестной окраiны Pocciи началось съ того времени, какъ въ тридцатыхъ годахъ нынѣшняго столѣтия устроено было, по всему ея протяженiю, отъ Байдарской долины до Чатырдага, по ходатайству и подъ руководствомъ Князя Воронцова, великолѣпное южно-берегское шоссе.

Съ тѣхъ поръ этотъ берегъ началъ заселяться: на немъ, по примѣру, поданому Начальникомъ края, стали строить виллы и дачи, разводить лѣса и виноградники, и нынѣ этотъ уголокъ принадлежитъ къ самымъ очаровательнымъ мѣстностямъ не только въ Pocciи, но и въ Европѣ, и можетъ сравниться съ красивыми побережьями, каковы Генуэзскiя «ривѣеры» или «корниши».

Цѣпь Крымскихъ горъ, отделяющая Южный берегъ отъ внутренности полуострова, начинается близь Балаклавы, у мыса Виолента, откуда до мыса Айя (Святаго) скалистая вершины ихъ идутъ почти надъ самымъ моремъ. На нѣкоторомъ разстоянiи отъ мыса Айя, горный хребетъ начинаетъ отступать отъ моря и представляетъ довольно широкую волнистую плоскость, покрытую густымъ лѣсомъ, и называемую Яйлою.

Этотъ хребетъ, постепенно отдвигаясь отъ моря, идетъ сначала отъ запада къ востоку до горы Ай-Петри, потомъ направляется къ сѣверо-востоку, то съуживаясь, то расширяясь, до горы Бабуганъ-Яйлы, у скатовъ которой собственно оканчивается Южный берегъ. Далее возвышается, въ связи съ Яйлою, но въ видѣ отдѣльной горы, высочайшая гора въ Крыму, названная, по наружной ея формѣ шатра или палатки, Чатыръ-дагъ или Палатъ-гора, и затѣмь вновь простирается Яйла, къ сѣверо-востоку же, но не столь сплошнымъ и не такъ высокимъ хребтомъ, почти до самой Феодосiи.

Отдѣльною горою стоитъ на Южномъ берегу, за Ялтою, Аю-дагъ или Медвѣдь-гора, такъ названная по сходству ея оконечности съ туловищемъ медвѣдя, опершагося на свои лапы; образуемый ею мысъ видѣнъ почти со всѣхъ сторонъ Южнаго берега. У мыса Айя Крымскiя горы не превышаютъ 200 или 250 саженъ; но продолжаясь къ востоку, Яйла постепенно возвышается: Ай-Петри надъ Алупкою имѣетъ до 570, Яйла окружающая Ялтинскую долину - до 700, а Чатыръ-дагъ до 730 саженъ; далѣе горы снова понижаются.

Разстоянiе Яйлы отъ берега тоже очень различно: отъ вершины Яйлы до Фороса, у моря, не болѣе 800 саж., у Мердвена 850 саж., у Симеиса 4 версты, у Ай-Петри 3 версты; далѣе берегъ расширяется до 7 верстъ до Гурзуфа, где съуживается до З 1\2 верстъ, а далѣе къ Чатыръ-дагу снова значительно расширяется. Сѣверный склонъ Яйлы къ внутренности полуострова, по большей части пологъ, южный же, къ Черному морю вездѣ почти обрывистъ и местами представляется въ виде совершенно отвѣсныхъ скалъ.

Основою главной цѣпи Крымскихъ горъ служить твердый, сѣрый известнякъ, перемѣшанный съ шиферными и глинистыми пластами; мѣстами есть аспидъ, и въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ гранитъ, дiоритъ или гринштейнъ, порфиръ и мраморъ, составляющiе драгоцѣнные матерiалы для построекъ и для скульптурныхъ работъ. Все пространство между Яйлою и моремъ, т. е. весь Южный Берегъ представляетъ явные слѣды вулканическихъ переворотовъ; онъ весь изрѣзанъ оврагами и рытвинами, покрытъ обломками скалъ, сорвавшихся съ вершинъ, пересекается горными ручьями и потоками, и еще тридцать лѣтъ тому, по этому берегу можно было пробираться не иначе, какъ пѣшкомъ или верхомъ на привычныхъ къ горнымъ тропинкамъ татарскiхъ лошадяхъ.

Приведенные выше размѣры вышины Яйлы показываютъ, что этотъ горный хребетъ нигдѣ не доходитъ до снѣжной линiи; а потому вся верхняя его плоскость покрыта лѣсами, среди которыхъ есть тучныя пастбища, куда Татары гоняютъ овецъ и скотъ свой на лѣтнее время, такъже какъ это дѣлаютъ на Швейцарскихъ Альпахъ. По горному скату Яйлы растутъ въ многочисленныхъ трещинахъ огромныя деревья, особенно Крымская сосна, которая покрываетъ мѣстами эти скалистыя, часто совершенно отвѣсныя, стѣны почти сплошною зеленью, особенно надъ Орiандами и Ливадiею.

Южный берегъ, совершенно заслоненный Яйлою отъ сѣвера, имѣетъ всѣ свойства климата, не только теплаго, но даже почти тропическаго. Растительность здѣсь вообще чрезвычайно богата и роскошна. На скатахъ Яйлы растутъ самыя разнообразныя лѣсныя деревья: Крымская сосна, букъ, бывающiй до 1 ½ арш. въ дiaмeтрѣ, грабъ, тополь, кленъ, ясень, дубъ, недостигающiй впрочемъ большаго роста; изъ кустарниковъ: деренъ, можжевельникъ, тернъ, дикiй виноградъ, достигающiй иногда очень большой толщины, кизилъ, дикiй орѣшникъ и проч.

Свойственныя этому берегу фруктовыя деревья весьма многочисленны: шелковица разныхъ родовъ, орѣхи 15 или 16 породъ - любимое дерево Татаръ, заботящихся о немъ съ особеннымъ раченiемъ - абрикосы и персики разныхъ видовъ, вишни до 40 сортовъ, черешни до 50 сорт., сливы до 80, яблоки до 300, груши до 350 сорт., фиги, сливы и другiя деревья самыхъ разнообразныхъ породъ.

Виноградъ извѣстенъ и распространенъ былъ въ Крыму съ самыхъ давнихъ временъ; но улучшенное винодѣлiе получило тамъ начало недалѣе тридцати лѣтъ тому, когда старанiями Князя Воронцова были выписаны и разведены съ успѣхомъ, какъ имъ, такъ и другими винодѣльцами, самыя разнообраныя лозы изъ всѣхъ южныхъ странъ Европы, которыхъ считается теперь до 600 сортовъ.

Теплота климата даетъ возможность разводить на Южномъ берегу и самыя нѣжныя деревья и растенiя, каковы миндальныя, масличныя, айва, лавры, гранаты, олеандры, кипарисы, ливанскiй кедръ и т. д. Огородничѣство и хлебопашество менѣе распространены; для того и другаго нѣтъ довольно свободнаго пространства, и Татары, мало расположенные къ этому роду занятiй, довольствуются самыми маловажными посѣвами и сборомъ легко растущихъ арбузовъ, дынь и другихъ овощей на небольшихъ бахчахъ. Скота у нихъ мало, а потому и cѣнa накашиваютъ немного въ лѣсныхъ лужайкахъ, или «чаирахъ», по горнымъ склонамъ Яйлы.

НАСЕЛЕНIЕ И ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЯ МЕСТНОСТИ ОТЪ БАЙДАРЪ ДО ЯЛТЫ
Южный берегъ населенъ преимущественно и почти исключительно Татарами. Южноберегскiе или горные Татары, наружностью и обычаями своими существенно разнятся какъ отъ Крымскихъ степныхъ Татаръ, такъ и особенно отъ Ногайцевъ, происходящихъ отъ Монголовъ, пришедших въ этотъ край прямо съ востока. Горные Татары, по большей части высокаго роста, черноволосы, стройны, черты лица ихъ правильны, физiономiя и осанка выразительны; между ними встрѣчаются и красивыя женщины, чего нѣтъ у степныхъ Татаръ.

Нѣтъ сомнѣнiя, что горные Татары происходятъ отъ смѣшенiя разныхъ племенъ, поочередно владѣвшихъ Южнымъ берегомъ, и между которыми преобладаютъ племена Турецкое и Греческое. Они говорятъ Татарскимъ нарѣчiемъ, смѣшаннымъ съ словами Греческими и Итальянскими, оставшимися въ немъ, какъ слѣды связей ихъ по торговлѣ съ этими народами. По вѣроисповѣданiю, они усердные мусульмане.

Со времени покоренiя Крыма подъ власть Россiи, а особенно въ последнее тридцатилѣтiе, многiе Русскiе дворяне и чиновники прiобрѣ ли земли на Южномъ берегу и внесли въ населенiе его Русскiй элементъ; но онъ доселе мало развитъ, и Русскими, на Южномъ берегу, можно назвать только большую часть помѣщиковъ или высшаго сословiя; средняго сословiя, или купцовъ и промышленниковъ, по отсутствию городовъ, здѣсь почти нетъ; все же почти сельское сословiе, причисленное къ государственнымъ крестьянамъ, состоитъ изъ Татаръ.

Южный берегъ, въ административномъ отношенiи, входитъ въ составъ Ялтинскаго уѣзда. Городомъ Ялтою и его долиною, онъ раздѣляется на двѣ половины, западную и восточную. Кромѣ Ялты на всемъ берегу нѣтъ ни одного города: вся эта полоса составляетъ какъбы непрерывный Англiйскiй паркъ изъ роскошныхъ виллъ и дачъ, съ гербовыми, пограничными столбами, и изъ небольшихъ помѣщичьихъ деревень и усадебъ, перемежающихся съ Татарскими деревеньками или аулами, которые состоятъ каждый изъ немногихъ, бѣдныхъ низкихъ домиковъ или «саклей», едва примѣтныхъ подъ горными склонами въ ущельяхъ и въ зеленыхъ садахъ и кое-гдѣ только обозначенныхъ минаретами мечетей.

Въ западной части Южнаго берега, отъ Байдарскихъ воротъ до Ялты, представляются, вдоль по горному шоссе, слѣдующiя наиболѣе замѣчательныя мѣстности:
При спускѣ отъ Байдарскихъ воротъ обращаетъ на себя вниманiе устройство этого самаго спуска: онъ идетъ пятью поворотами, которые, по отлогости своей, дѣлаютъ эту дорогу удобною для всякаго рода экипажей, и въ маломъ видѣ напоминаютъ знаменитый спускъ съ горы Сениса; далѣе для проведенiя шоссе высѣчено, въ висящей надъ нимъ скалѣ углубленiе, въ родѣ тоннеля.

Первыя деревни, представляющiеся по спускѣ - Мшатка и Мухалатка, въ которыхъ, среди татарскихъ поселенiй, есть русскiя помѣщичьи экономiи Шатилова, Башмакова, Графа Кушелева-Безбородко, Оливы и проч.; въ обѣихъ есть по мечети, а близь послѣдней и небольшая католическая церковь. Около Мшатки, въ урочищѣ Абильбаѣ, недавно еще существовало громадное дерево грецкаго opѣxa, подъ ветвями котораго помещалось до ста человѣкъ и которое называли Русскимъ «ченто-кавалли». Подъ Мухалаткою - имѣнiе Кастропуло, «земелька» Демидовыхъ, где, между прочимъ, добывается разный мраморъ и разведены большiе виноградники.

Влѣво отъ Мухалатки находится Мердвенъ или Чертова лѣстнiца. Это горная тропа, или лѣстница на Яйлу, пробитая между двумя скалами почти вертикально; она состоитъ изъ ступеней, высѣченныхъ въ камнѣ, кое-гдѣ поддерживаемыхъ деревянными подпорами, и представляющихъ множество поворотовъ по направленiю скалъ. Спускаться по этой лестнице можно только пѣшкомъ; но взбираться можно и верхомъ на привычныхъ къ тому татарскiхъ лошадяхъ. До постройки шоссе, это былъ единственный путь сообщенiя Байдарской долины съ берегомъ; теперь имъ пользуются только поселяне ближайшихъ къ нему деревень на Яйлѣ. Мердвень въ Крыму почти такая же достопримечательность, какъ Чортовъ - мостъ въ Швейцарiи.

Слѣдующiя за тѣмъ селенiя - Кучукъ-кой и Кикинеизь. Въ обоихъ есть мечети и помѣщичьи экономiи Оливы и Ревелiоти. Въ Кучукъ-коѣ въ 1786 году произошелъ обвалъ висящихъ надъ нимъ скалъ, причинившiй опустошенiя, которыхъ слѣды видны и теперь. Въ Кикинеизѣ есть почтовая станцiя, фруктовые сады и табачныя плантацiи.

Далѣе, вправо отъ дороги, деревня Лимены, съ мечетью и съ помѣщичьею экономiею и виноградникомъ Шипилова. Надъ этою деревнею стояла прежде другая тогоже имени, которая, лѣтъ пятьдесятъ тому, разрушена была горнымъ обваломъ; на скалѣ близь моря, называемой Татарами «камнемъ Дзива», видны следы какого-то стариннаго укрепления.

Симеисъ, въ прекрасномъ мѣстоположенiи, съ богатыми помѣстьями Нарышкина и Мальцева; въ садахъ перваго изъ этихъ помѣстьевъ разведены разнаго рода деревья южныхъ странъ: оливки, гранаты, винныя ягоды, считающiяся лучшими въ Крыму, и большie виноградники; второе замѣчательно обширными экономическими постройками и огромными виноградниками; въ томъ и в другомъ красивые господскiе дома съ садами. Въ Симеисѣ же красивое по мѣстоположенiю имѣнiе Кн. Мещерскаго и оливковыя плантацiи Кн. Воронцова. Изъ Симеиса есть горная дорога на Яйлу, въ Коккозъ и Бахчисарай.

За Симеисомъ следуетъ Алупка, великолепнейшее изъ поместiй Южнаго берега, принадлежащее Кн. Воронцову. Бывшiй Начальникъ края построилъ здѣсь, изъ твердаго Крымскаго камня гринштейна, палаты въ видѣ замка, который можетъ сравняться съ лучшими средневѣковыми замками или съ великолѣпными виллами англiйскихъ вельможъ. Стиль этого замка отъ горы готическiй, отъ моря мавританскiй: входъ съ моря есть копiя съ знаменитаго входа Альгамбры.

Въ домѣ есть фонтаны, къ морю ведетъ широкая терраса. У входа стоятъ два кипариса, посаженные, по преданiю, Потемкинымъ. Кромѣ главнаго зданiя, въ Алупкѣ множество другихъ построекъ. На возвышенiи красивая православная церковь во имя Архангела Михаила. Сады Алупки, верхнiй и нижнiй, соединяютъ въ себѣ всѣ роды деревьевъ и растенiй, которые можетъ производить благодатная природа Южнаго берега; кромѣ обыкновенныхъ деревьевъ, здѣсь есть массы лавровъ, миртовъ, олеандръ, магнолiй и другихъ экзотическихъ растенiй, есть, между прочимъ, и ливанскiй кедръ.

Виноградники принадлежатъ къ замѣчательнѣйшимъ въ Крыму. Надъ Алупкою возвышается одна изъ высочайшихъ Крымскихъ горъ Ай-Петри (Св. Петра) съ обнаженною вершиной; на одномъ изъ громадныхъ ея уступовъ, давно, неизвѣстною рукою, водруженъ видный издали, колоссаль¬ный каменный крестъ.

Близь помѣстья Кн. Воронцова есть и татарская деревня, Алупка же, по имени которой названо и самое помѣстье, и въ которой есть красивая мечеть.

Въ 1837 году Алупка удостоена была посѣщенiемъ Императорской Фамилiи, а Государыня Императрица Александра Феодоровна изволила провести тамъ часть осени. При отъѣздѣ, въ октябре, Ея Величество оставила письмо слѣдующаго содержанiя: «Съ чувствами истиннаго сожалѣнiя оставляю прелестную Алупку, которую никогда не забуду, равно какъ и ея обитателей, оказавшихъ Намъ более нежели любезный привѣть. Увижули Я когда-либо этотъ возлюбленный берегъ? Вотъ вопросъ, естественно представляющiйся при разставанiи съ мѣстами и странами, неизгладимыми чертами врѣзавшимися въ памяти. Почему Черное море такъ отдалено отъ Балтiйскаго?» «Александра».

Неподалеку отъ Алупки - Мисхоръ, красивое имѣнie Нарышкиной, съ садомъ, замѣчательною лавровою рощею и виноградниками. Здѣсь почтовая станцiя. Далѣе - Кореисъ и Гаспра, татарскiя деревни, съ мечетями, и съ помѣстьями Кн. Голицыной, Баронессы Беркгеймъ, Кн. Кочубея, Кн. Мещерскаго и другихъ, принадлежащiя какъ по своему мѣстоположенiю, такъ и по постройкамъ, садамъ и виноградникамъ, къ лучшимъ на всемъ Южномъ берегу. Въ имѣнiяхъ Кн. Мещерскаго и Кн. Голицыной есть православныя церкви. Въ Гаспрѣ скончались Князь А. Н. Голицынъ и извѣстная Баронесса Крюденеръ. Близь Гаспры - мысъ Ай-Тодоръ (Св. Феодора) съ развалинами монастыря и какихъ-то укрѣпленiй.

Далѣе дорога ведетъ въ помѣстья Oрiaнды: верхнюю - Великой Княгини Елены Павловны и нижнюю - Великаго Князя Константина Николаевича (бывшую Императрицы Александры Феодоровны). Въ Императорской или нижней Oрiaндѣ построенъ великолѣпный дворецъ, въ Помпейскомъ стилѣ, изъ инкерманскаго бѣлаго камня, и есть водопадъ на берегу. Оба эти помѣстья замѣчательны могучею ихъ растительностiю.

За ними слѣдуетъ Ливадiя, очаровательное поместье, пpioбpѣтенное Государемъ Императоромъ; оно заключаетъ въ ceбѣ до 250 десятинъ земли, какъ на берегу моря, такъ и въ горныхъ «чаирахъ». Бывшiй его владѣлецъ Гр. Потоцкiй выстроилъ здѣсь роскошную виллу, съ прекрасными службами, оранжереями и однимъ изъ огромнѣйшихъ въ Крыму погребовъ, вмѣщающимъ въ себѣ до 12 тысячь ведеръ вина.

Близь дома есть нѣсколько мраморныхъ фонтановъ изящной работы, одинъ съ древнимъ саркофагомъ; есть также прекрасная древняя статуя Римскаго консула. Ливадiя по роскоши растительности, какъ въ садахъ, гдѣ разведено множество тропическихъ растенiй, между прочимъ «Paulovnia Imperialis», такъ и па скатахъ Яйлы, принадлежитъ къ замѣчательнѣйшимъ мѣстностямъ края.

Одно изъ главныхъ очарованiй Ливадiи - открытое ея мѣстоположенiе, благодаря которому, изъ нея открывается одна изъ роскошнѣйшихъ панорамъ, какую гдѣ-либо можно видѣть; слѣва - громадная цѣпь Яйлы, покрытой лѣсами, прямо - прекрасная долина Аутка, и за нею живописный городокъ Ялта, съ красивою его церковью; вправо - безграничная, южная синева моря. Возможность пользоваться этими видами и прелестные сады и парки дѣлаютъ изъ Ливадiи одно изъ самыхъ восхитительныхъ мѣстъ Южнаго берега.

ЯЛТА И ЕЯ ОКРЕСТНОСТИ.

ЯЛТА. ТОПОГРАФИЧЕСКIЯ И ИСТОРИЧЕСКIЯ СВѢДѢНIЯ.


Ялта, уѣздный городъ Таврической губернiи, на берегу Чернаго моря, при устьѣ горной рѣчки тогоже имени.

Бухта, при которой стоитъ Ялта, извѣстна была очень давно мореходцамъ; Арабскiй географъ XII вѣка, Эдриси, упоминаетъ о селенiи, бывшемъ въ этомъ мѣстѣ и называвшемся Джалита или Ялита. Но ни самая бухта, открытая всѣмъ вѣтрамъ, ни бывшее при ней поселенiе никогда не преобрѣтали торговой важности.

Когда Южный берегъ сталъ оживляться, въ послѣднее тридцатiлѣтие, и на немъ стали селиться Pyccкie помѣщики, то для лучшаго устройства гражданскаго управленiя нагорной части южнаго Крыма, признано было необходимымъ учредить здѣсь новый, особый уѣздъ; центромъ избрано было селѣнie Ялта, которое и возведено въ 1838 году на степень города.

Съ тѣхъ поръ этотъ городокъ, благодаря мѣстоположенiю его по срединѣ Южнаго берега, плодоносiю двухъ долинъ пролегающихъ отъ него къ северу и къ сѣверо-западу, въ которыхъ разведены фруктовые сады, виноградники и табачныя плантацiи, и особенно возможности приставать близь него пароходамъ, плавающимъ между Одессою и Крымомъ, сталъ обстраиваться, и теперь онъ въ лѣтнее время весьма оживленъ. Единственное, впрочемъ, замѣчательное въ немъ зданiе есть каменная церковъ Св. Ioaннa Златоуста, легкой и весьма красивой архитектуры.

СТАТИСТИЧЕСКIЯ И ДРУГIЯ СВѢДѢНIЯ.

Въ Ялте считается нынѣ:
Жителей: муж. п. 525
жен. п. 402
итого 927
Церковь 1. Еврейская молитв. школа 1.
Домовъ 72, въ томъ числѣ 29 лавокъ.
Учреждены въ этомъ городѣ: приходское училище, таможенная и карантинная заставы.

Торговля здѣшняя весьма маловажна и ограничивается доставкою изъ Одессы товаровъ, необходимыхъ для потребностей южно-берегскаго населенiя; для отпуска на судахъ Ялта еще ничего не представляетъ, кромѣ нѣсколькихъ партiй фруктовъ. Пристань оживляется еженедѣльнымъ прибытиемъ пароходовъ, но она не представляетъ еще необходимыхъ удобствъ для стоянки и нагрузки судовъ, хотя море здѣсь довольно глубоко въ близкомъ разстоянiи оть берега.

ОКРЕСТНОСТИ ЯЛТЫ

Окрестности Ялты очаровательны: съ западной стороны ея лежитъ живописная долина Аутка, населенная и отчасти воздѣланная Балаклавскими Греками. Въ селенiи Ауткѣ есть весьма старинная церковь, замѣчательная тѣмъ, что она пережила все время мусульманскаго владычества и сохранила не только древнiй свой видъ, но и древнюю утварь церковную; въ ней есть та особенность, что св. престолъ придѣланъ къ самой стѣнѣ горняго мѣста; нынѣ эта церковь служитъ приходскою для селенiя Аутки. Неподалеку отъ Ялты есть замѣчательный водопадъ Учань-су и деревни Учъ-чамъ, Дерекой, и Ай-Василь, съ помѣстьями Мордвинова, Попятовскаго и другихъ.

Южноберегское шоссе продолжается отъ Ялты до подошвы Чатырдага; проходя по всей восточной половинѣ Южнаго берега, это шоссе выходитъ тамъ на большую Симферопольскую дорогу. Восточная половина Южнаго Берега, если представляетъ менѣе роскошныхъ виллъ, нежели западный, то въ замѣнъ того она богаче обширными виноградниками, въ которыхъ выдѣлывается наиболѣе винъ, пpiобрѣтающихъ болѣе и болѣе извѣстности въ Россiи; впрочемъ и по этой половинѣ берега есть и роскошныя дачи и виллы, не уступающiя вилламъ западной половины.

Замѣчатѣльнейшiя местности, на пути отъ Ялты до Алушты: Массандра великолѣпное поместье Кн. Воронцова, перешедшее отъ Графинь Софiи Потоцкой и Браницкой; Магарачъ, принадлежащiй разнымъ владѣльцамъ, оба съ обширными виноградниками, а послѣднiй и съ училищемъ винодѣлiя; Императорскiй Никитскiй ботаническiй садъ, также съ училищемъ винодѣлiя, основанный въ 1812 году и въ которомъ разведены и аклиматизированы всѣ сорты фруктовыхъ деревьевъ и винограда, находящiеся въ Крыму;

Ай-Даниль, съ роскошными виноградниками; Урзуфъ, на берегу моря, съ остатками укрѣпленiя Гурзубита, времени Императора Юстинiана, богатое помѣстье, принадлежавшее прежде Потемкину, Ришелье и Воронцову, a нынѣ Сенатору Фундуклею; живописный Артекъ, съ прекраснымъ помѣстьемъ Потемкина у подошвы Аюдага; не менѣе живописныя прибрежныя деревни Партенитъ и Кучукъ-Ламбатъ, Бiюк-Ламбатъ, и проч., за которыми, по переѣздѣ чрезъ гору Кастель, открывается Алушта, большое селенiе, населенное преимущественно Татарами, съ православною церковью, двумя мечетями и бухтою, гдѣ могутъ приставать суда.

Алушта заканчиваетъ собою Южный Берегъ и отсюда шоссе сворачиваетъ на сѣверъ по прекрасной Алуштинской долинѣ къ громадному Чатырдагу, котораго вершина господствуетъ надъ всею восточною половиною южнаго берега и видна во всѣ стороны верстъ на шестьдесятъ.

Чатырдагъ окруженъ весь, отъ подошвы почти до вершины, густыми лѣсами самой роскошной растительности; изъ нѣдръ его берутъ начало многiя реки и рѣчки, орошающiя Крымъ. Въ вершинѣ одной изъ рѣкъ, Алмы, у западной подошвы Чатырдага, въ дикомъ и уединенномъ мѣстѣ, окруженномъ заросшими лѣсомъ горами и удаленномъ отъ всякихъ путей сообщения, находится замечательный источник Св. Безсребренниковъ Козьмы и Дамиана, который почитается цѣлебнымъ не только у христiанъ, но и въ мнѣнiи татаръ-мусульманъ и посѣщается немалымъ числомъ богомольцевъ.

Особенно большое стеченiе и христиаиъ и татаръ, съ ихъ семействами, бываетъ 1-го iюля, на день памяти Св. Безсребренниковъ; сюда привозятъ больныхъ и дѣтей для купанья въ цѣлебныхъ водахъ источника. Нынѣ, по мысли о возстановленiи св. мѣстъ Крымскихъ, здѣсь устроено малое иноческое общежитiе, съ небольшою деревянною церковью.

ПУТЬ ОТЪ ЯЛТЫ ДО АЛУШТЫ.

При выѣздѣ изъ Ялты, дорога, на пространствѣ пяти или шести верстъ, все поднимается выше и выше, по скату горы Марсанды или Массандры. Виды съ каждымъ поворотомъ колеса расширяются и измѣняются: справа видится море, а слѣва раскинулась по горѣ деревенька Дерекой, извѣстная преимущественно своими сладкими каштанами; одно изъ каштановыхъ деревъ славилось необыкновенною высотою и обширностiю и привлекало къ себѣ всѣхъ путешествепниковъ, посѣщавшихъ Южный берегъ Крыма. Далѣе отъ Дерекоя, выглядываетъ изъ за тополей и садовыхъ деревьевъ, живописная деревенька Ай-Василь, близь которой есть остатки старинной греческой церкви.

По обѣимъ сторонамъ дороги простирается Марсандра или Массандра, дача Кн. Воронцова, самая большая изъ всѣхъ находящихся на Южномъ берегу. Великолѣпный домъ владѣльца, обширнѣйшiй виноградникъ, со всѣми заведенiями для выдѣлки и храненiя вина, церковь, построенная на мѣстѣ древнѣйшаго греческаго храма, съ обильным источникомъ воды, истекающимъ изъ подъ престола, и множество другихъ предметовъ достойны занять любопытство каждаго посѣтителя.

За Массандрою начинается Магарачъ, довольно крутая гора, спускающаяся къ морю и покрытая виноградниками, посреди которыхъ разбросаны красивые и разнообразные по архитектурѣ домики владѣльцевъ. Тридцать лѣтъ назадъ здѣсь былъ только небольшой казенный виноградникъ, остальная земля лежала необработанною и даже считалась неспособною къ воздѣлыванiю, по каменистому грунту и безчисленнымъ крутизнамъ и оврагамъ. Князь Воронцовъ исходатайствовалъ Высочайшее разрешенie разбить землю на небольшiе участки и раздать ихъ частным лицамъ, подъ условiемъ, чтобы они, въ теченiе четырехъ лѣтъ, засадили здѣсь по одному виноградному кусту на сажень. По разсчету, слѣдовало на всемъ пространствѣ засадить до 72.000 кустовъ. Количество это казалось громаднымъ; а между тѣмъ, не прошло и семи лѣтъ со времени начала раздачи участковъ, какъ на Магарачѣ явилось до 700.000 кустовъ винограда, и съ тѣхъ поръ эта мѣстность сдѣлалась одною изъ самыхъ цвѣтущихъ на всемъ Южномъ берегу.

На лѣво отъ Магарача, за большою дорогою, видна остроконечная скала, на которой уцѣлѣли остатки какого-то древняго укрѣпленьица, называемаго Паликастеръ или Палеокастронъ.

За Магарачемъ, отдѣляясь отъ него оврагомъ, стоитъ мысъ Никита, извѣстный по своему богатому ботаническому саду, представляющему образцы всѣхъ растенiй, какiя только могутъ быть воспитываемы въ здѣшнемъ климатѣ; на примѣръ, въ немъ находятся болѣе 600 сортовъ разнаго винограда. Два года назадъ, въ сентябрѣ 1859 г., Никитская лѣсная дача сильно пострадала отъ пожара, прошедшаго по пространству болѣе 1.000 десятинъ. Домъ въ Никитѣ замѣчателенъ потому, что онъ былъ самое первое заведенiе Русскихъ на Южномъ берегу.
За Никитою лежатъ Mapтiaнъ и Ай-Данилъ, два имѣнiя Кн. Воронцова, славныя своими виноградниками. Близь Никитскаго сада, въ даче Мартiанъ, существуютъ остатки древнихъ укреплѣнiй, которые у татаръ именуются Рускофиль-кале: археологи предполагаютъ, что здесь находился въ XII столѣтiи городокъ Фулла. Подъ горою, у моря, есть пещера Хале-хоба или Кале-коба, что значить по-татарски «крѣпостная пещера».

Далѣе встрѣчается Урзуфъ или Гурзуфъ, татарская деревенька и помѣстье Сенатора Фундуклея. На этомъ мѣстѣ, еще въ VI столѣтiи, по повелѣнiю Византiйскаго Императора Юстинiана I, построено было укрѣпленiе Гурзувита, развалины котораго уцѣлѣли до настоящаго времени. Неподалеку отъ этихъ развалинъ есть еще развалины укрѣпленiя, воздвигнутаго въ среднiе веки Генуезцами.

Ceй-часъ за Гурзуфомъ находится очень высокая и далеко выдающаяся въ море гора Медвѣдь (Аю-дагъ), названная такъ по сходству ея съ фигурою медвѣдя, какъ бы наклонившегося для водопоя.
У писателей древнихъ этотъ мысъ называется «Бараньимъ лбомъ» - Kpiyметопонъ. На вершинѣ Аюдага находятся развалины довольно обширнаго укрѣпленiя, построеннаго изъ огромныхъ плитъ дикаго камня, кладенныхъ безъ цемента; развалины поросли уже большими дубами, что доказываетъ о весьма давнемъ запустѣнiи этой мѣстности. Здѣсь находился также греческiй монастырь Св. Константина и Елены, отъ котораго уцелели ничтожные остатки. Вообще на этой горѣ во многихъ мѣстахъ встрѣчаются слѣды древнихъ зданiй; но о нихъ не сохранилось никакихъ легендъ.

На восточномъ скатѣ Аю-дага картинно раскинулась татарская деревня Партенитъ, важная для христiанъ потому, что здѣсь, по преданiю, родился Св. Iоаннъ, Епископъ Готескiй, жившiй въ VIII столѣтiи, «иже многiя отъ иконоборцевъ подъя бѣды». Посреди этой деревеньки стояло величественное орѣховое дерево, подъ тѣнью котораго знаменнтый Принцъ де-Линь написалъ одно изъ остроумныхъ своихъ писемъ къ Императрицѣ Екатеринѣ II.

За Партенитомъ слѣдуетъ прибрежная татарская деревня Кучукъ-Ламбатъ, т. е. Малый Ламбатъ, гдѣ еще до Рождества Христова существовало греческое поселенiе «Лампадъ»: здѣсь небольшая бухта, довольно удобная для стоянки судовъ, потому что защищается горою отъ восточныхъ вѣтровъ, болѣе всего опасныхъ по Южному берегу.

Далѣе - почтовая станцiя въ татарской деревнѣ Буюкъ-Ламбатъ (Большой Ламбатъ). Близь нея, съ одной стороны - гора Ай-Тодоръ, гдѣ, по преданiю, находился греческiй монастырь, и гдѣ видны слѣды многихъ построекъ, а нынѣ стоить маякъ; съ другой - гора Кастель, также покрытая остатками древнихъ укрѣпленiй, жилищъ и водопроводовъ: отъ подошвы этой горы къ морю устроена была изъ огромныхъ камней стѣна. Исслѣдователи древностей еще не рѣшили окончательно, какое селенiе существовало на этой мѣстности; но на средневѣковыхъ картахъ показывалось здѣсь какое-то значительное мѣсто, подъ названiемъ Pangropulle или Pangropoli; нынѣшнiе татары называютъ горныя развалины «Ай-Брокуль», а остатки стѣны, ведущей къ морю – «Темиръ-капу», т. е. желѣзныя ворота.

За Кастель-горою непрерывная цѣпь горъ нѣсколько понижается и наконецъ разрывается, образуя одну изъ прелестныхъ Крымскихъ долинъ - Алуштинскую, въ концѣ которой взноситъ въ облака свою вершину крымскiй гигантъ Чатыръ-дагъ или Палатъ-гора. Въ этой долинѣ, у самаго моря, при рѣчкахъ Узень-башъ и Темирджи-узень, расположено довольно обширное и многолюдное селенiе Алушта, съ пристанью. Въ настоящее время Алушта славится преимущественно своею живописностiю; но было время, когда мѣстность здѣшняя считалась одною изъ важныхъ греческихъ крѣпостей, какими были застроены почти всѣ возвышенности Южнаго берега. Крѣпость эта называлась Алустонъ, построена была въ VI вѣкѣ, по повелѣнiю Императора Юстинiана I, для защи¬ты отъ нападенiй Гунновъ и другихъ варваровъ. Къ развалинамъ ея башень и стѣнъ, большею частiю, пристрое¬ны домики нынѣшнихъ обитателей Алушты. Между ними красуется русскiй храмъ полуготической архитектуры.

Отъ Алушты къ Феодосiи два пути: береговой и чрезъ Симферополь.
БЕРЕГОВОЙ ПУТЬ ОТЪ АЛУШТЫ ДО ФЕОДОСIИ.

Отъ Алушты къ Феодосiи въ настоящее время нѣтъ почтовой дороги, но предполагается продолжить ее до Судака; она пойдетъ вблизи берега чрезъ деревни: Куру-узень, Кучукъ-узень, Туакъ, Ускютъ, Капсихоръ и Кутлакъ. Отъ Судака есть почтовый трактъ на Старый Крымъ и далее въ Феодосiю, или можетъ быть проложенъ но¬вый чрезъ деревни Токлукъ, Козы, Отузъ и Коктебель.

Bсѣ эти мѣста, а равно и окрестности ихъ замѣчательны въ различныхъ отношенiяхъ.
Такъ, близь деревни Куру-узень есть урочище Кастро, которое уже своимъ названiемъ показываетъ существованiе на немъ древняго укреплѣнiя; далѣе за нимъ находится водопадъ Джуръ-джуръ.
Близь деревни Туака или Тувака находится обширная естественная пещера съ сталактитами, въ которой, по повѣрью татаръ, собираются души усопшихъ.

Между Ускютомъ и Капсихоромъ любопытны развалины Чабанъ-кулле, т. е. Пастушьей башни, откуда открываются обширные и живописные виды на окрестности.

Кутлакъ извѣстенъ по богатой добычѣ хорошего жерноваго камня.
Судакъ - одно изъ замѣчательнѣйшихъ мѣстъ по своимъ развалинамъ: это былъ прежде весьма обширный и торговый городъ Сугдая или Солдая, а въ русскихъ лѣтописяхъ называвшiйся Суражемъ или Сурожемъ и считавшiйся столь знаменитымѣ, что по имени его у насъ Азовское море называлось «Сурожскимъ», а торговцы шелковыми тканями - «сурожанами», и это сохранилось донынѣ въ нашемъ купеческомъ языке подъ названiемъ «суровскiе» товары.

Для православныхъ христiанъ городъ этотъ драгоцѣненъ по воспоминанiямъ о Св. Стефанѣ, Епископѣ Сурожскомъ, потерпѣвшемъ гоненiе отъ иконоборцевъ. — Городъ Сугдая упалъ съ XV столѣтия, когда Турки отняли его у Генуезцевъ: съ того же времени зa нимъ утвердилось название Судака. По присоединенiи Крыма къ Россiи Судакъ некоторое время назывался «Кириловскою крѣпостью». Нынѣ Судакъ составляетъ неболѣе какъ местечко, окруженное богатыми виноградниками, которыхъ разведенiе существуетъ здѣсь изстари и нынѣ распространилось по всей, такъ называемой, Судакской долине и въ смежныхъ съ нею долинахъ Ай-Сава и Таракъ-ташъ.

ПУТЬ ОТЪ АЛУШТЫ ДО СИМФЕРОПОЛЯ.
По почтовому тракту отъ Алушты на Симферополь, кромѣ громады Чатырдага, величественно стоящей вблизи самой дороги, путешественнику можно обратить вниманiе на слѣдующiя мѣстности:
Близь татарской деревни Шума, есть горный ключь, обдѣланный дикимъ камнемъ; онъ называется «Кутузовскимъ фонтаномъ» (по татарски - Сунгу-су). Съ одной стороны фонтана, на камнѣ вырѣзана надпись: «Близь сего мѣста, въ сраженiи противу Турокъ, Генералъ-маiоръ Михаило Илларiоновичъ Кутузовъ, что послѣ былъ Фельдмаршаломъ и княземъ Смоленскимъ, раненъ въ глазъ». Случай ротъ произошелъ въ 1774 году; пуля попала въ правый високъ Кутузова и вышла въ лѣвый, пройдя позади глазъ и одинъ изъ нихъ совершенно повредила.







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа на FACEBOOK