КНЯГИНЯ МАРИЯ БАРЯТИНСКАЯ – ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ

Княгиня Мария Владимировна Барятинская была одной из самых известных жительниц Ялты рубежа XIX – XX веков. С ее именем связано множество добрых дел, занимательных историй и даже легенд. Говорят, что она была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, что стала самой известной ялтинской благотворительницей, что сидела в большевистской тюрьме и даже о том, что была расстреляна в печально знаменитой Багреевке вместе с представителями других известных дворянских фамилий. Попытаемся разобраться, что здесь истина, а что – выдумка или банальная путаница…

см. ДНЕВНИК РУССКОЙ КНЯГИНИ В БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ТЮРЬМЕ

Княгиня М.В. БарятинскаяКнягиня М.В. БарятинскаяМария Владимировна происходила из старинного княжеского рода Рюриковичей (в 20-м колене), потомков черниговского князя Михаила Всеволодовича. Родоначальником их считается удельный князь борятинский Александр Андреевич, получивший наименование «Борятинский» от владения волостью Борятино на реке Клетома (в Мещовском районе современной Калужской обл.). В XVII веке Борятинские служили в стряпчих, стольниках, дворянах московских, окольничих и боярах. В 1699 г. 24 представителя этой фамилии владели поместьями.

Мария Владимировна родилась в 1851 году в родовом имении Барятинских «Марьино» Курской губернии. Ее отец, князь Владимир Иванович Барятинский (1817-1875), командовал Кавалергардским полком - одним из самых элитных воинских образований Российской империи. В 1866 году, как особое отличие, он получил звание генерал-адъютанта, стал генерал-майopом свиты Его Величества. Мать, Елизавета Александровна (1826-1902), дочь военного министра князя А.И.Чернышева, была статс-дамой двора.

Усадьба «Марьино»Усадьба «Марьино»Усадьба «Марьино» считалась одним из самых богатых заповедных имений в России. Вот как описывали ее современники: «Дом в «Марьино» и по обширным размерам, и по изяществу архитектуры, и по богатому внутреннему убранству вполне заслуживает названия вельможного дворца: картины, украшающие множество залов, важны как произведения отдельных художников, но еще более драгоценны по фамильным воспоминаниям; по ним можно прочесть всю историю этого древнего и знаменитого княжеского рода и высоких родственных связей».

Елизавета Александровна Барятинская-ЧернышеваЕлизавета Александровна Барятинская-ЧернышеваОсобенно много в усадьбе «Марьино» было портретов Елизаветы Александровны Барятинской-Чернышевой. Как вспоминали современники, «изображений ее нельзя было не заметить во дворце даже при беглом осмотре. Они были везде: и в покоях, и в парадных залах, и в проходных комнатах». Как ни странно, фамильную усадьбу княгиня не любила. Статс-дама двора, она предпочитала жить в столицах и в имение наведывалась крайне редко.

Елизавета Александровна прожила долгую жизнь, она скончалась в 1904 году. На первой панихиде присутствовали и молились об упокоении ее души почти все Романовы, император и императрица.

Фельдмаршал Александр Иванович БарятинскийФельдмаршал Александр Иванович БарятинскийПомимо княгини, в «Марьино» самозабвенно почитали фельдмаршала Александра Ивановича Барятинского, героя Кавказа, сумевшего взять в плен вождя Дагестана и Чечни Шамиля, за что князь был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость» и многочисленными орденами, стал наместником Кавказа.

В честь его побед перед дворцом, на берегу пруда, был воздвигнут памятник «Орел». Перед фельдмаршалом трепетали многие заслуженные генералы, его братья и сестры. Человек образованный, он собрал редкостную и разнообразную библиотеку, насчитывавшую более сорока тысяч томов по истории, археологии, языкознанию, этнографии славянских народов и т.д. Значительная часть книг была передана Александром Ивановичем Барятинским и его наследниками в Румянцевский и Исторический музеи Москвы. Но при этом в «Марьино» оставалась большая библиотека, включавшая и книги, принадлежавшие А.И. Чернышеву.

Мария Владимировна Барятинская приходилась племянницей легендарному фельдмаршалу. Таким образом, уже по факту самого своего рождения она принадлежала к высшим слоям богатейшего российского общества. Неудивительно поэтому, что и в дальнейшем ее жизненный путь был связан со многими по-настоящему выдающимися представителями отечественной военной, интеллектуальной, светской элиты.

Замуж Мария вышла довольно поздно, в 1882 году, в возрасте 31 года. Ее супругом стал Григорий Петрович Извольский, представитель старинного дворянского рода, восходившего к XV в. Григорий Петрович был сыном действительного статского советника Петра Александровича Извольского – губернатора Иркутского, Екатеринославского, а позднее Курского. Григорий избрал военную карьеру, служил лейтенантом Кавалергардского полка как раз в те годы, когда им командовал отец Марии Владимировны. Возможно, именно в полку произошло знакомство княжны и офицера.

К сожалению, этот брак продлился недолго. В 1884 году Г.П. Извольского не стало. Он умер от туберкулеза. В 33 года Мария Владимировна осталась вдовой. Раняя смерть мужа, вполне вероятно, наложила отпечаток на всю ее последующую жизнь. Мария долгие годы активно занималась благотворительностью, благодаря ее стараниям в Ялте был даже построен первый в России противотуберкулезный санаторий. Но об этом - несколько позднее.
А.П. ИзвольскийА.П. ИзвольскийКто знает, как сложилась бы карьера Григория Петровича Извольского, проживи он дольше. Вот, к примеру, братья его добились значительных успехов в жизни. Александр Петрович стал одним из крупнейших российских дипломатов, министром иностранных дел России. Пётр Петрович Извольский поднялся до должности обер-прокурора Святейшего Синода. Широчайший круг их знакомств и связей, возможно, впоследствии оказался весьма полезен и для Марии Владимировны в ее обширной общественной деятельности.

Князь Иван Викторович БарятинскийКнязь Иван Викторович БарятинскийВ 1888 г. Мария Извольская во второй раз вышла замуж, на этот раз за своего двоюродного брата, князя Ивана Викторовича Барятинского, морского офицера, служившего одно время на императорской яхте "Штандарт". Такие родственные браки православная церковь запрещала, однако, приложив определенные усилия и задействовав семейные связи, Барятинские получили от Синода разрешение на церковный брак. При этом на алтаре они поклялись, что потомства у них не будет. Трудно сказать, что толкнуло их на этот союз, безумная любовь или меркантильные интересы, но верны они остались друг другу на всю оставшуюся жизнь. И это при том, что Мария была на 6 лет старше своего мужа.
Это брак оказался весьма продолжительным. Мария Владимировна, которая вновь стала носить фамилию Барятинская, прожила со своим вторым супругом 27 лет.

Иван Викторович был личностью весьма примечательной. Он, несомненно, оказал большое влияние на формирование мировоззрения и жизненных принципов Марии Владимировны.
И.В. Барятинский окончил Морской корпус и, прослужив 12 лет, вышел в отставку в чине капитан-лейтенанта. Участвовал в Русско-Турецкой войне 1877-78 гг. В 1885 г. был уездным предводителем дворянства в Суджанском уезде Курской губернии. Переехав в город Льгов все той же Курской губернии, теперь уже там 12 лет он являлся предводителем дворянства. Отметим, землями в Льговском уезде владели графы Толстые и Клейнмихели, князья Львовы и Гагарины, но сколько-нибудь заметного следа в земской истории они не оставили. Чего не скажешь о Барятинских.

В 1892 году князь И.В.Барятинский возглавил врачебный совет, мимо которого не проходил ни один санитарный и медицинский вопрос. Благодаря его активной деятельности была ликвидирована вспышка холеры, поразившая уезд в 1892 году, купировались очаги оспы, дифтерии и других страшных болезней. Он также возглавил попечительский совет созданной в 1893 году общества для устройства близь Курска земледельческо-ремесленной исправительной колонии для малолетних преступников, которые должны были получать воспитание в религиозно-нравственном духе, обучаться земледелию и ремеслам.

В принадлежавшем ему селе Нижние Деревеньки князь открыл столярные классы и мастерскую корзиночного производства, где кроме грамоты крестьянские дети овладевали навыками ремесла, выходили в трудовую жизнь подготовленными. Его инициативу поддержали другие помещики уезда. Стараниями князя, председателя уездного сельскохозяйственного общества, во Льгове появился первый дипломированный агроном, открылись технические классы по изучению с/х машин и оборудования. Даже местную газету «Сельский вестник» решено было доставлять подписчикам бесплатно «…как издание, имеющее исключительную цель - развитие народа».

Помимо просветительских, у него появлялось немало чисто коммерческих идей. Так, князь Иван Викторович предлагал открыть на платформе ж/д станции Льгов специальную витрину, в которой выставить образцы зерна с пояснениями «…какое количество предназначено для продажи, по какой цене, из какого населенного пункта уезда и как туда добраться». Тогда Льгов уже стал крупной станцией, через него проходили поезда на Киев и Брянск, и подобная витрина была своеобразным прообразом биржи зерна. К экспозиции также были приглашены и другие уезды.

В 1897-м, неурожайном, году князь Барятинский предложил уездному земскому собранию открыть земский склад, где бы население могло по низким ценам покупать различные мелочи с/х и домашнего обихода. В результате и остальные торговцы вынуждены были начать цены снижать. Он был также председателем мирового суда, организовал уездное попечительство о народной трезвости.

Князь Барятинский мечтал о том, что крестьяне станут независимыми и зажиточными. Полностью поддерживал идеи Столыпина. После событий 1905-1906 годов, разочаровавшись в реформах «снизу», князь переезжает в Петербург и включается в политическую жизнь страны. Он становится депутатом 3-й Государственной Думы от Курской губернии, примыкает к крылу правых националистов и работает там по 1912 год.

Княгиня Мария Федоровна БарятинскаяКнягиня Мария Федоровна БарятинскаяПомимо общественной и государственной деятельности в семействе Барятинских с давних времен существовали традиции благотворительности. Во многом заложила их еще двоюродная бабушка Марии Владимировны, княгиня Мария Федоровна Барятинская, урожденная графиня Мария Вильгельмина София Келлер, вторая супруга русского посланника в Мюнхене князя И.И.Барятинского. Она отличалась не только редкой красотой, вдохновившей творчество многих живописцев и скульпторов, но и душевностью, добротой и щедрой благотворительностью. Мария Федоровна основала Мариинский приют для бедных вдов и женщин, Общину сестер милосердия и другие благотворительные учреждения.

Неудивительно поэтому, что Мария Владимировна Барятинская, как и ее супруг, много времени уделяла общественной и благотворительной деятельности. Ее избрали председательницей Льговского благотворительного общества, в 1900 году на свои средства она открыла приют для малолетних и престарелых, вплоть до 1917 года являлась попечительницей Льговской женской гимназии, принимала активное участие в сборе средств на строительство нового здания гимназии. Барятинские также способствовали устройству Льговского банка, проценты от деятельности которого поступали в местную казну. Для лиц, неспособных к труду и не имеющих средств к существованию, открыли Дом призрения.

Вместе с супругом Мария Владимировна активно работала в международной организации Красного Креста, с началом Первой мировой войны организовывала лазареты, налаживала их обеспечение медикаментами и продовольствием. Кстати, за несколько лет до Барятинских, там же, в Курской губернии, руководителем отделения Российского общества Красного Креста был П.П. Извольский, брат первого мужа Марии Владимировны. Возможно, именно он и привлек супругов к этому благородному занятию.

И в частной жизни Барятинские были людьми увлекающимися, «неуспокоенными». Так, по воспоминаниям племянника князя А.П.Щербатова Иван Викторович увлекался астрологией и даже составлял своим знакомым гороскопы, которые очень часто сбывались. Словом, Барятинские во всех отношениях расшевелили сонный уездный городок.

Княгиня М.В. БарятинскаяКнягиня М.В. БарятинскаяВпрочем, энергии княгини Марии Владимировны хватало как на Льгов, так и на Ялту. Трудно сказать, когда именно М.В. Барятинская обратила свой взор на Ялту, но в 1885 году она уже жила здесь, хотя продолжала также активно участвовать в жизни Льгова.

В Ялте, как и в Курской губернии, Мария Владимировна активно занимается благотворительностью. В 1895 году по ее инициативе был создан пансион «Дарсана» для неимущих легочных больных, который содержался на ее средства. Пансион располагался на Дворянской улице в двух домах госпожи Соколовой. Здесь лечились люди со скромными доходами или без оных. Мария Владимировна занималась этим пансионом вплоть до 1901 года, когда у нее появилась идея создания более крупного проекта, как сказали бы сегодня.

Главной проблемой Ялты того времени было отсутствие санаториев, где бы принимали на лечение тяжелых легочных больных. Бывало, что в поисках пристанища такой больной целый день колесил по городу и умирал в пролетке.
Санаторiя памяти императора Александра IIIСанаторiя памяти императора Александра IIIВ 1899 году газета «Врач» (№ 29) описывала «возмутительный пример того, как некоторые алупкинские (ялтинские) домовладельцы относятся к приезжающим в Ялту больным».

Мария Владимировна поставила своей целью помочь в решении этой тяжелейшей задачи. Ей принадлежала идея организации в Ялте первого противотуберкулезного санатория для неимущих легочных больных в России (ныне НИИ им. И.М. Сеченова). Для этой цели она организовала Всероссийский сбор средств и возглавила комитет по устройству санатория. В газетах были опубликованы сообщения об открытии княгиней Барятинской сбора пожертвований для устройства здравницы для недостаточных чахоточных. Мария Владимировна развернула широкую кампанию в поддержку Ялтинского благотворительного общества, используя свои связи в высших кругах и при дворе, привлекала крупных жертвователей, реди которых был даже представители императорской фамилии. Сама Мария Владимировна пожертвовала средства для устройства в будущей санатории лабаратории, аптеки и помещений для заразных больных.

А.П. ЧеховА.П. Чехов17 марта 1900 года А.П. Чехов, живший в это время в Ялте, пишет артисту МХТ Вишневскому: «Вчера княгиня Барятинская взяла адрес Владимира Ивановича (Немировича-Данченко –ред.), хочет просить его и Алексеева сыграть в пользу её санатории… У Барятинской много денег, ей помогают и правительство и аристократы…».

Чехов был совершенно прав - деятельность временной комиссии по устройству Ялтинской Санатории для недостаточных чахоточных больных в память Императора Александра III была очень успешной.
В 1903 году был опубликован «Отчет о состоянии и оборотах денежных сумм» за период с 9-го декабря 1899 по 1-е января 1903 года» (сохранился в фонде редкой книги Ялтинской центральной библиотеки им. Чехова). Из отчета следует, что первый взнос в размере 50 тыс. рублей поступил в виде временного пособия из сумм Государственного Казначейства по распоряжению императорской семьи. Кроме того, по Высочайшему повелению из состава удельного имения «Массандра» были выделены земли в количестве свыше 19 десятин.

Санаторiя Александра IIIСанаторiя Александра IIIПосле этого был выработан устав Санатории, и Мария Владимировна Барятинская была назначена ее начальницей. В этой должности она проработала с 1901 по 1903 год.
Министерством Внутренних Дел в 1899 году была учреждена под председательством начальницы санатории особая временная комиссия для работ по устройству Санатории в составе: Ялтинского Уездного Предводителя Дворянства В. А. Княжевича, Ялтинского Городского головы князя Н. Н. Чегодаева, Председателя уездной Земской Управы В. А. Рыбицкого, управляющего имением «Массандра» В. Н. Качалова, архитектора О. Э. Вегенера, докторов города Ялты В. Н. Дмитриева и. Ф. Лебедева.

Санаторiя Александра III - Корпус  ТубинститутаСанаторiя Александра III - Корпус ТубинститутаОбщий план санатории был готов к весне 1900 г. К этому времени капитал в распоряжении комиссии составил со всеми пожертвованиями до 100 000 рублей. Санатория была заложена по принципу отдельно стоящих павильонов по так называемой "американской системе": в виде отдельных павильонов, связанных с главным домом для дневного пребывания. Первый дом на 12 человек больных был освящен 8-го января 1901 года в присутствии царской четы. Княгиня Барятинская исходатайствовала для Санатории ежегодную субсидию в 5 тысяч рублей. Зимний сезон 1902 — 1903 года открылся в Санатории в сентябре, было принято 30 человек больных (18 мужчин, 12 женщин) и это же число находилось на излечении до июня 1903 года.

В отчете указан приход по статьям, в т. ч. «на постройку отдельных домов», «на сооружение комнат», «на стипендии», «пособия на устройство санатории от Земств и городов», общие пожертвования от разных лиц», «от контор редакций», «от духовных лиц и учреждений», «по подписным листам», «поступили пожертвования материалами и вещами» (посуда, столовая и чайная, стенные часы, хрусталь и даже «одна корова молочная»). Есть также статья о поступлениях «по всероссийской подписке, организованной Комиссией под председательством г. Таврического Губернатора», буквально ото всех государственных учреждений и организаций на сумму 199 069 руб. 38 к.

Санаторiя Александра III - ТубинститутСанаторiя Александра III - ТубинститутВ статье «расходы» указаны статьи на содержание служащих, устройство дорог, ворот, расходы при закладке зданий. В разделе «Счет капитала. По счету строений и сооружений» имеется пункт «Возведенные и законченные постройки», в котором приводятся счета за возведенные и законченные постройки. К 1903 году по этой статье построены: дом двухэтажный каменный на 12 человек больных № 2, такой же дом № 3, такой же дом № 4, такой же дом на 6 чел. больных одноэтажный № 5, машинное здание для электрической станции (12 461 р. 75 к.), установка котлов и машин для электрического освещения (12 448 р. 99 к.), кухонный флигель, сторожка каменная, деревянный сарай для временной конюшни и коровника, устройство главного водопровода от источника к домам, канализации, водяного отопления, парк при Санатории, библиотека, по счету инвентаря, устройство дорог и подпорных стенок, затраты по капитальному ремонту существующих зданий — всего 451 932 р. 23 к.

Санаторiя Александра III - ТубинститутСанаторiя Александра III - ТубинститутВ отчете учтены все средства вплоть до копеек, несмотря на шестизначные суммы. К денежному отчету прилагался «Первый медицинский отчет ялтинской санатории в память императора Александра III за 2 сезона», составленный главным врачом санатории М. Демпелем. Из отчета видно, что санатория работала с 8-го февраля до 1-го июля 1901 года и с 19 сентября 1901 до 1 июня 1902 года. Она стала первой в Европе противотуберкулезной здравницей.

Ялтинская община сестер милосердия «Всех скорбящих радость»Ялтинская община сестер милосердия «Всех скорбящих радость»С 1909 года и вплоть до эмиграции в 1920-м Мария Владимировна руководила Ялтинской общиной сестер милосердия «Всех скорбящих радость», сменив на этом посту создательницу Общины Е.П. Клеймихель, проработавшую в ней 30 лет. Чтобы влить новую струю в жизнь Общины, М.В. Барятинская вновь делает крупное пожертвование - вносит на ее развитие 13 тыс. рублей, огромную по тем временам сумму! Долгие годы княгиня была также попечительницей земских лечебных заведений, возглавляла Ялтинское отделение Русского Красного креста, руководила санаторией Общества Красного Креста имени Императрицы Марии Федоровны. В 1912 году она была назначена председательницей Ялтинского дамского комитета, который оказывал помощь раненым славянам и грекам.

В середине 1890-х годов на средства княгини Марии Владимировны в Ялте была выстроена усадьба «Уч-Чам» («Три сосны»), ставшая любимым местом жительства семьи Барятинских. Это особняк в неороманском стиле с использованием элементов модерна и широким применением типичных для южной архитектуры балконов и террас. Фамилия архитектора неизвестна, но время постройки, стиль, использованные материалы и способы обработки позволили специалистам предположить, что здание строил архитектор О.Э. Вегенер, участник строительства дворца Александра III (1893-1902 гг.) в Массандре, автор строительства гостиницы «Метрополь» в Ялте», дворца графа А.А. Мордвинова, дома для княгини Н.А. Барятинской, корпуса санатория имени императора Александра III.

Усадьба состояла из дворца и флигеля, соединенных аркой, открывающей въезд во внутренний двор. Непосредственно в здание вели два входа, устроенные в северном и южном фасадах.

Мария Владимировна любила свой дом. Барятинские жили открыто, в доме всегда было много гостей. Большой популярностью пользовались светские мероприятия, которые организовывала княгиня. Среди ее гостей в имении Уч-Чам бывали император Николай II с дочерьми.

Великия княжня Ольга и ТатьянаВеликия княжня Ольга и ТатьянаОдин из балов княгини, состоявшийся 10 ноября 1913 года, Николай описал в письме к матери. Он сообщал, что в великолепный тихий день вместе с Ольгой и Татьяной они отправились к княгине Марии Владимировне Барятинской "на дневные танцы в ее симпатичный дом над Ялтой". Им, судя по письменному отзыву, там очень понравилось, так как собрались все тесно знакомые между собой и от этого, а также от доброты и простоты самой хозяйки, было как-то особенно тепло, уютно и весело. Сам Николай, как обычно, с увлечением играл в домино, а сестры танцевали, не пропуская буквально ни одного танца. Княгиня сама одаривала всех танцующих цветами и разными поощрительными местными сувенирами.

Помимо царственных особ в гостях у княгини Марии Владимировны бывали многие известные личности, и среди Антон Павлович Чехов, который, как вспоминал ялтинский журналист М. Первухин, вообще-то, не часто хаживал по гостям. К Марии Владимировне Чехов приходил "по делам сбора средств на сооружение в Ялте санаториума для туберкулезных больных".

С не меньшим увлечением княгиня готовила праздники для окрестных ребятишек. Одна из старых ялтинок вспоминала: «Я хорошо помню прихожанку собора Иоанна Златоуста княгиню Барядкину (кн. Марию Владимировну Барятинскую). Она проживала на территории нынешнего военного санатория, в особняке. Мой отец работал у нее кучером. Княгиня очень любила детей. Устраивала нам праздники с чаепитием, играми, подарками. Собиралось до 20 детей. Мне княгиня подарила красивую куклу».

Некролог с сообщением о смерти князя И.В. БарятинскогоНекролог с сообщением о смерти князя И.В. Барятинского1 августа 1914 года началась Мировая война. Иван Викторович Барятинский ушел на фронт в качестве особо уполномоченного представителя Красного Креста при Второй армии. А Мария Владимировна в Льгове открыла на свои средства первый льговский лазарет для раненых. Через некоторое время второй. Санаторий в Ялте передала для нужд фронта.

По сообщению А.П. Щербатова в июне 1915 года, в Галиции, в прифронтовой полосе князь Иван Викторович Барятинский был убит. Но в некрологе говорится, что он скоропостижно скончался 9 июня 1915 года.

Не смотря на удары судьбы, Мария Владимировна продолжала содержать льговские лазареты и санаторий, параллельно совершенствуя санаторную базу в Ялте и активно участвуя в работе Красного Креста. Летом 1917 года, оставив льговское имение, она полностью переехала в Ялту и сосредоточилась на общественной деятельности, в том числе, на помощи фронту.

Помогли фронту и ялтинские дети. В октябре княгиня М.В. Барятинская, тогда председательница Общины сестер милосердия, обратилась к детям с воззванием, которое было опубликовано в ялтинских газетах.
«Вы можете так же, как и большие, по мере ваших сил, порадовать наших милых храбрых солдатиков: они теперь далеко от своих; холода начинаются. Они были бы так счастливы получить гостинцы с родины, от милых деток! Несите кто что может: пару теплых чулок, рубашку бумазейную…».

На воззвание откликнулись многие ялтинские дети. 1 ноября газеты опубликовали список имен. Среди них: Георгий Магалов, внук И.А. Думбадзе, который внес 25 руб. на сахар и чай; Владимир Маценко – 8 пар чулок и 2 штуки тельников; Коля и Шура Шаповаловы – 5 рубашек, 1 фланелевый шарф, 1 халат, 1 одеяло, 4 простыни, 6 полотенец.

Согласно Отчету по мастерской при женской гимназии 75 учениц женской гимназии внесли пожертвования. Среди них: Говалло Елена - 2 подушки, 20 аршинов медопалама, 6 простыней; Говалло Александра – 40 аршинов бязи, 6 полотенец; Пермогенская Анна, ученица 11 класса – 2 аршина мадепалама; Ковалева-Рунская Лидия, ученица 4 класса, - 5 аршинов кембрика и др. 7 ноября дети Ялты отправили подарки в Зимний дворец, а оттуда они были доставлены солдатам на фронт. Кроме того, в середине ноября Община отправила в Петроград на склад императрицы Александры Федоровны 30 тюков вещей, пожертвованных детьми Ялтинского уезда.

Льговское имение БарятинскихЛьговское имение Барятинских
В 1918 году ее имение во Льгове было разграблено. При разрушении фамильного склепа в «Марьино» был выброшен в бурьян прах И.В. Барятинского. Исчезли многочисленные картины, столовое серебро, богатейшая коллекция монет и оружия. Верному управляющему, остававшемуся в имении на хозяйстве, княгиня слала тревожные телеграммы с вопросом: «Приехали ли казаки?», наивно надеясь на то, что с их помощью будет восстановлен прежний порядок.

«Дневник русской княгини в большевистской тюрьме»«Дневник русской княгини в большевистской тюрьме»Зимой 1918 года Мария Владимировна была арестована и как «реакционерка» провела несколько недель в заключении в ялтинской тюрьме. Об этом она написала в своих воспоминаниях «Дневник русской княгини в большевистской тюрьме».

В грозные годы революционной стихии в Ялте пытались пережить смутное время немало родственников и знакомых Марии Владимировны. Среди них – и брат первого мужа княгини П.П. Извольский, который вместе с семьей проживал в Ялте на собственной даче, располагавшейся, кстати, на улице Барятинской(!). Отсюда же он и уезжал из России в 1920-м году.

Эмиграция из ЯлтыЭмиграция из Ялты14 ноября 1920 года и сама княгиня М.В. Барятинская вместе с племянником Алешей Щербатовым также уплывала из России. Вот как вспоминал этот день князь А. Щербатов.
… В порту было многолюдно и суетно. Одновременно с погрузкой багажа проходил молебен в честь Коренной Курской иконы Божией Матери (Знамение). Генерал Врангель потребовал вывезти эту икону, как единственную не попавшую в руки большевиков. Он планировал переправить ее на военном корабле «Адмирал Алексеев», но что-то, очевидно, помешало этому, и икона уезжала вместе с нами на пароходе «Константин». Увозил ее в Константинополь епископ Анастасий, ставший позднее митрополитом Зарубежной церкви. Икону поместили на сохранение в каюте княгини Марии Владимировны, которая, бросив в Ялте свои драгоценности, картины, архив, вывозила вверенное ей имущество Красного Креста».

После эмиграции из Ялты княгиня Барятинская с родственниками одно время жила в Константинополе, затем переехала в Рим, где находился дом, завещанный ей и ее сестре Елизавете Шуваловой, теткой, княгиней М.А. Чернышевой. Она продолжала работу в Красном Кресте, за что была удостоена почетной медали. Принимала в своем особняке многих известных деятелей культуры, науки и политики того времени. Была знакома с Муссолини, дружна с королевой Италии Марией. Купив дом в Сорренто, познакомилась там с М. Горьким.
Свой знаменитый дом в Риме Мария Владимировна передала Православной церкви и там был устроен храмСвятителя Николая.

Умерла Мария Владимировна Барятинская, по одним данным, в 1937 году в США, по другим - в 1938 году в Каннах. Через пять лет никого не нашлось для внесения очередного взноса за сохранение ее могилы, и она была разрушена. Так прервалась льговско-ялтинская ветвь рода князей Барятинских.

Ялтинский особняк княгини после национализации использовался для нужд военных санаториев. В годы гражданской войны в доме квартировали команды связи 12-го и 413 советских полков.
В 1951 году здание было восстановлено и реконструировано, о чем есть запись в виде даты над сквозным проездом. Арка была перестроена, над ней надстроили жилые комнаты. В первоначальном виде сохранился лишь карниз. В 1983 году потолки отдельных люксов, вестибюль, лестница, музыкальный зал 2-го этажа над вестибюлем были расписаны мягких тонов цветочным узором.

И напоследок – два мифа, связанных с именем Марии Владимировны Барятинской.
Первый. Княгиня Мария Барятинская – фрейлина императрицы. Не смотря на близкое знакомство с императором и его семьей, Мария Владимировна никогда не служила при Дворе. А фрейлиной, действительно, была Мария Барятинская, но не Владимировна, а Викторовна – кузина нашей героини.

Легенда о расстреле княгини в Багреевке также недостоверна, хотя другая Барятинская, вернее, даже две - урожденная княжна Ирина Барятинская, в замужестве Мальцова, и ее мать, княгиня Надежда Барятинская, последняя хозяйка знаменитого «Марьино», отказавшиеся покидать Крым, на самом деле были расстреляны в Багреевке в декабре 1920-го года.

Сегодня представители рода Барятинских разбросаны по всему миру. Во второй половине 1980-х годов в ялтинском санатории имени Сеченова, бывшей Санатории Александра III, созданной княгиней Марией Владимировной, работал молодой доктор по фамилии Барятинский…
По материалам Людмилы Ивановой, Юлии Долгополовой, Михаила Лагутича, Лидии Розановой и др.

---------------------
Дорогие друзья! Если у вас есть какая-либо информация по этой теме, мы с удовольствием разместим ее на сайте!
Приглашаем также к сотрудничеству музейных работников, краеведов и всех, кто обладает любой информацией по истории Южнобережья.
Напишем историю Города вместе!
Наш адрес: llisova@yandex.ru







Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги


Наша группа



Наша группа на FACEBOOK